Перейти к основному содержанию

Украинка в Эстонии

Последнее обновление: 08.02.2024
  • Военным ветром занесло в Эстонию
  • О работе - с юмором
  • Почти прозаик, пишу про себя и заек
Украинка в Эстонии Про тяжести и анализ рисков “Знать не знаю, какая корова тебе ногу оттоптала, но точно не моя!” Решили мотивировать работников... “доской позора” Про пешеходов эстонских и украинских "Спор с работодателем выиграла, деньги жду уж 10 лет" Осведомлен - значит вооружен! “Уберите чужой флаг с аватарки!” или за что нас хейтят Инспекция труда уволила меня с работы. За что?! В обмен на рабочее место – “обязуюсь не планировать детей” Про конкуренцию и неустойку Трудности перевода Выбирай: маникюр или работа? А ты... кто?! На вас поступила жалоба! Мифы и легенды трудовых отношений О личном… Инспекция труда – кто мы, что мы и зачем? "Я устал. Я ухожу" или Как происходит разрыв трудовых отношений Переезд. И этим все сказано. Как нас дурят... "Сколько языков ты знаешь – столько раз ты человек" А вы ходили к врачу-гигиенисту? Свой среди чужих или полгода в Эстонии Трудовые эксплуататоры и их жертвы “Бороться и искать, найти и не сдаваться” Кстати, о птичках! “Зима близко”... Вакцинироваться пора Устраиваетесь на работу? Заключите договор! Сфоткай меня красиво... Если я чешу в затылке – не беда! В голове моей опилки – да, да, да! Как я попала на работу в Инспекцию труда

Всем привет! Меня зовут Мирослава, я из Украины и в Эстонии живу с 18 марта 2022. По профессии журналист, работаю специалистом по коммуникациям в Инспекции труда Эстонии. А в этом дневнике буду описывать как происходит мое окапывание и гнездование в чужой стране. 

Про тяжести и анализ рисков

08.02.2024

Когда-то я грозилась ввести новую рубрику. Вот теперь уж точно она будет. Назовем ее: “По следам ваших комментариев” или просто:  “что нам пишут?”. Потому что комментарии – это обратная связь и мы очень бережно относимся к этому.

Самой обсуждаемой в последнее время был пост на тему - “Какого веса тяжести разрешено поднимать работнику”.

Что сказали юристы? Что законом не предусмотрены конкретные ограничения на перемещение тяжестей. Ну потому что мы все, извините, разного калибра. И нельзя всех стричь под одну гребенку. Кто-то может вагон с места сдвинуть, а кто-то от веса в 10 килограмм надрывается. Поэтому на работодателя положены обязанности провести оценку и анализ риска для здоровья, связанного с перемещением тяжестей. Для этого существует специально разработанная методика при которой учитывается как масса перемещаемой тяжести, время перемещения, так и положение тела.

То есть, если работодатель подумал и решил что, к примеру, каждая работница на его складе может вручную перемещать груз массой 16 килограмм более 500 раз за рабочую смену, то проведя оценку риска он узнает, что это уже чуть-ли не за гранью разумного. И ему надо бы вернуться к реальности. А также полностью изменить организацию труда и как минимум внедрить технические вспомогательные средства (например, подъемники и тележки).

А что рассказали нам люди в комментариях? Что многие про анализ риска на работе и не слышали. И в принципе с работой, где нужно поднимать и перемещать тяжести, все очень печально.

Иногда до слез: “Я угробила себе спину работая на тяжёлых работах, а мне только 29. Теперь я не могу таскать ящики, если не хочу оказаться парализованной в инвалидном кресле. Из-за этого работу стало искать ещё сложнее”.

И еще один печальный опыт: “Сначала ты подписываешь все бумаги, согласен со всем написанным. Потом начинаешь работать не напрягаясь. Со временем нагрузка возрастает, а ты этого не замечаешь, т.к. выполняешь работу. Ещё позже начинается проблема со спиной. Идёшь к врачу рассказываешь. И тут ты уже никому ничего не докажешь. Тебя не заставляли таскать, ты сам это делал. И бумаги подписаны о том ,что ты об этом знал. Вот такой печальный круговорот :( ”.

“У нас законы так написаны, все что касается работы - приписка “на усмотрение работодателя”, - обижались в комментариях так и еще вот так: “Короче, закон реально ничего не определяет, поэтому дальше первого предложения читать бессмысленно. "предполагаемые возможности..." - ну вот 50 кг предложит носить, или по 20 постоянно, это же тоже предполагаемое...”

Еще нам советовали зайти в строительные магазины, взвесить блоки для кладки 30-50 см шириной и представить, как тяжело работают каменщики:

“Каменщик ставит за смену около 100 штук в кладку, но до этого перемещает их из поддонов в рабочую зону вручную, потом забрасывает их на леса высотой от 2-х метров. Это укладывается в нормы безопасного труда? Сколько лет надо среднестатистическому человеку, чтобы угробить суставы, связки и сухожилия на такой работе?”

Представляем и понимаем – действительно, это очень тяжело. А вы говорили с работодателем об этом? Извещали его о том, что работаете на пределе своих возможностей?

“Мне массажист говорил ,что женщине больше 5 кг (общий вес в обеих руках) нельзя поднимать. Кастрюля с супом на 5 литров - это максимум для женщин... А для молодых девушек-работников то тем более”.

 

Согласны, здоровье нужно беречь. Поэтому наши специалисты по рабочей среде всегда советуют перед тем, как приступать к такой работе, поинтересоваться: сколько часов работникам вашего предприятия разрешено поднимать тяжести, а также каков максимально допустимый вес тяжестей? И не стесняться спрашивать, что конкретно входит в понятие “небольшая нагрузочка”, которую вам предстоит выполнять на работе.

И напоследок. Как нам посоветовали: “Трудовая инспекция, пошлите этот пост работодателям, а не в ФБ” хотим сказать, что 105 лет назад Инспекцию создали в первую очередь и для того, чтоб проводить разъяснительные беседы и для работодателей и для работников. В равной степени. Нашим желанием является, чтобы в Эстонии были ясные трудовые отношения, а также безопасная и благоприятная для здоровья рабочая среда.

И работодатели ведь тоже разные бывают. Добросовестные и так знают, что анализ рисков – это то, что нужно сделать обязательно и в первую очередь. Такие звонят в Инспекцию и спрашивают, не будет ли тяжелым для работницы клининга 8-килограммовый пылесос и что они могут сделать, чтобы облегчить труд своих работников. Или просчитав анализы рисков, устанавливают специальный подъемник для поднятия тяжелых деревянных дверей, которые производят.

Недобросовестные работодатели – пользуются неосведомленностью своих работников и наверняка мечтают о бесплатной рабочей силе, забывая в каком столетии они живут. А поскольку спрос порождает предложения, до сих пор находят работников, готовых гробить свое здоровье и не задавать лишних вопросов.

А есть еще такие работодатели, которые в силу незнания или неопытности упустили из вида и не сделали оценки риска для здоровья при перемещении тяжестей вручную. Такое бывает, уж поверьте. И иногда им надо об этом напомнить.

То есть, если у вас на работе так и не были проведены оценки риска, напишите об этом работодателю. Или проведите ее сами в соответствии с такой вот инструкцией. Если там все риски зашкаливают, а работодатель не спешит ничего менять, у вас есть право отказаться от работы по перемещению тяжестей. Только не забываем все обращения и решения производить в письменной форме. 

Кстати, если желаете полностью разбираться в теме, то много полезной информации вы прочитаете про анализ рисков и перемещение тяжестей на нашем портале.

 

“Знать не знаю, какая корова тебе ногу оттоптала, но точно не моя!”

25.01.2024

В последнее время Инспекция труда получает много звонков с вопросами о несчастном случае на производстве. Точнее, жалобами на сокрытие этого факта. И если уж говорить совсем точно – в большинстве случаев всему виной - незнание людей своих прав и обязанностей.

Работнику фермы корова на ногу наступила. В пятницу. “Ну бывает...” – подумал суровый мужчина и никому ничего не сказал. Кое-как пережив выходные дома, в понедельник вынужден был  ехать в больницу - нога распухла и всем своим видом напоминала покалеченную. Перелом, гипс, костыли, больничный. Конечно, работник рассказал работодателю о больничном и о таком вот печальном событии. Тот ему посочувствовал, пожелал скорейшего выздоровления и все...

История умалчивает, когда и как работник понял, что ущерб своему здоровью он получил именно вследствие несчастного случая на производстве. Но увы,  понял он об этом слишком поздно. И когда он робко попытался разузнать подробности, выяснилось, что время уже ушло, никто его случай не регистрировал, расследование не проводил и, соответственно, больничных в полном объеме ему не видать. Работодатель тоже развел руками: сам виноват, из дома же в больницу обращался, а не с его фермы. Так что, знать не знаю, какая корова тебе ногу покалечила, мало ли их в Эстонии есть...

Почти по тому же сценарию, что и на ферме, отреагировал другой работодатель, узнав, что его работнику раздробило руку на станке. Потому что случилось все под конец рабочего дня, коллеги тоже были не особо сведущи, потому как усадили потерпевшего в машину и доставили... домой. Но родные стены почему то не помогли и той же ночью была вызвана скорая. Врач не только оказал первую помощь, но и внес запись о полученной на производстве травме, попутно рассказав, чем отличается бытовая травма от несчастного случая на производстве. А вот работодатель сказал, что ничего он регистрировать не будет, потому что работник из дома скорую вызывал. Значит где-то дома и повредил руку.

В этом случае было разбирательство с множеством безвозвратно утерянных нервных клеток с обеих сторон. Потому как работнику пришлось доказывать, что это не был “злодейский сговор” с  “другими членами банды” (коллегами по работе) в надежде “выудить” деньги с работодателя, а действительно несчастный случай на производстве. Хотя, уж будем честны, бывают в нашей практике и такие случаи, где реально сговор и много проблем у ничего не подозревающего работодателя...

Поэтому очень важно, чтобы об ущербе здоровью, полученном при выполнении трудовых заданий, сообщалось сразу, а не через несколько дней. Например, о вывихе ноги, который на первый взгляд не мешает продолжать работу, можно сообщить мастеру, старшему смены или руководителю работ – то есть ответственному лицу. Ибо у каждого из нас свой болевой порог и вроде бы ничего не значащий вывих может оказаться переломом со смещением.

Также важно проследить, чтобы была сделана запись о полученном ущербе именно на рабочем месте в больничном листе.  Врач должен незамедлительно сообщить в Инспекцию труда о несчастном случае и уведомить о том, что он назначил пострадавшему работнику временную нетрудоспособность. Получив данные от врача, Инспекция труда в свою очередь информирует об этом работодателя, который должен организовать расследование и выяснить, имел ли несчастный случай  причинную связь с работой работника или рабочей средой. А если работник оказался на больничном, он должен еще и составить рапорт о несчастном случае на производстве в среде самообслуживания Инспекции труда не позднее чем через 13 дней после несчастного случая.

Ну а дальше возникает то, из за-чего весь этот сыр-бор начинается. При обычном больничном первые три дня человек будет лечиться за свои деньги, с 4 по 8 – больничный оплатит работодатель и начиная с 9-го – больничная касса, но только 70% от заработка. А вот если в документах появляется надпись “несчастный случай на производстве” – больничный будет оплачиваться больничной кассой с первого дня и в полном объеме. К тому же, тут уже появляется и такой пункт как компенсация ущерба (деньги на лечение, медикаменты и так далее). Поэтому иногда работодателю проще сказать, что работнику по дороге домой оттоптала ноги чужая корова, чем возится с этими рапортами и оплачивать лечение.

Или, например, усыпить бдительность, пообещав все решить, но так ничего и не сделать. Очень популярный, кстати, по применению, способ сокрытия данных о производственной травме.

Вот например, недавний случай. Кровельщик, причем в первый же свой рабочий день, упал с крыши. Работодатель лично отвез потерпевшего в больницу, пообещал поддержку и несколько золотых гор. Попросил не волноваться, поправляться и не о чем не беспокоиться.  Узнав, что у работника перелом спины и очень длинный путь к выздоровлению, перечислил ему 200 евро помощи. А потом тихонько удалил из регистра занятости запись о принятии этого человека на работу да и сам, как говорится, ушел в “глубокое подполье”. Ни звонка, ни письма. И трудового договора, конечно же, нет. Потому и страховка для несчастного работяги ничего не покрыла. А он со сломанной спиной и без денег в чужой стране...

Конечно же, я описываю тут самые страшные, но не массовые случаи. Ведь в Инспекцию труда не звонят поболтать по душам или похвалить своего работодателя (работника), а все больше проконсультироваться и пожаловаться. Так что я желаю никому не болеть, но все же зайти на домашнюю страницу Tööelu.ee и прочитать все про несчастные случаи на производстве. И неважно, работник вы или работодатель. Это нужно знать всем.

Решили мотивировать работников... “доской позора”

09.10.2023

И снова наша рубрика “Случай из практики”.

В Инспекцию труда обратилась женщина. Не так проконсультироваться, как попросить совета. И в принципе, рассказать о наболевшем.

Она уже много лет работает на одном предприятии.  До пенсии – рукой подать. Должность – самая обычная. И вот, признается женщина, что в силу то-ли возраста, то-ли еще чего – стала допускать она в своей работе ошибки. Одну, вторую, третью... Никакого урона предприятию она не наносит, потому что после нее еще много коллег-контроллеров все исправляют. Но сама женщина очень совестливая, из-за каждой своей оплошности переживает, сама себя грызет. Ведь без малого двадцать лет уж тут отработала и никаких претензий, а сейчас вот как получается.

На предприятии, где она трудится, своя система поощрения и наказания сотрудников. Во-первых, насчитываются бонусы (это тема для отдельного поста), которые потом с успехом высчитываются за всякие огрехи. А во-вторых, на предприятии придумали на общий стенд вывешивать листок с именами-фамилиями всех провинившихся. Сколько ошибок было замечено, какую сумму с бедолаги сняли. Этакая “доска позора” образца времен советского союза, которая успешно травмировала психику не одному поколению людей. Осталось только фотографии всех провинившихся расклеить и написать большими буквами: “Они позорят наш коллектив”.

Вот уж не знаю, насколько нормальным это казалось для других работников, но для нашей героини увидеть свою фамилию на стенде означало мощнейший удар. Как она сама описала свои чувства: “словно публичная порка”. Никакой мотивацией работать еще быстрее и лучше, чего наверняка хотели добиться работодатели посредством этой “доски позора”, для женщины тут и не пахло. Она испытывала только стресс, пила горы успокоительных, не могла спать ночами, до дрожи в руках переживала как бы опять не ошибиться... И, конечно же, ошибалась. А потом снова “публичная порка”, чувство позора, успокоительные, бессонница  и так по кругу.

И да, она конечно же ходила к начальнику. Говорила, так больше не может и просила перевести ее на другой участок работы. Рассказывала, что с ужасом ждет начала каждого месяца, когда появится этот список. Но работодатель ответил, что другой работы для нее нет и попросил не волноваться. Мол, какие проблемы? У нее вон какой громадный опыт, нужно просто успокоиться и потихонечку работать. И все будет хорошо.

Ну хорошего, как мы видим, не случилось. Очередная “публичная порка” не приносила ей успокоение, а только усиливала стресс. Промаявшись около года, она поняла, что надо уходить. И уволилась по собственному желанию. До пенсии ей оставался год.   

Совершенно не важно, кто  столкнется с такой ситуацией на работе: молодой сотрудник или кто-то предпенсионного возраста. Консультант по психическому здоровью Инспекции труда Йохан Пастарус уверен, что  публичный позор работника никоим образом не оправдан на рабочем месте. Даже с целью исправить «ошибки» сотрудника, проблемы не следует выкладывать на общую стену для просмотра, не устраивать в коллективе “столбы позора” и другие “публичные порки”. Такие идеи только способствует возникновению ошибок. Сотрудник, боящийся последующих «позорных» публикаций, постоянно находится в состоянии стресса, а это не только мешает ему работать, но и плохо влияет на его здоровье.

Вместо этого было бы целесообразнее решать эти вопросы лицом к лицу. Разговор с непосредственным начальником – хорошая возможность открыто поговорить о рабочих проблемах и вместе найти взаимовыгодное решение. И разумно было бы сделать это в частном порядке.

Если работодатель  все-таки хочет публично показывать статистические показатели своего коллектива, то это следует делать в большей степени мотивирующим образом. Например, той же самой доской, но уже “почета” и там указывать сотрудников, добившиеся успеха в своей работе. Это помогает другим понять, какой может быть их производительность и как они могут ее улучшить, не обижая при этом никого, кто допустил ошибку.

То есть, если перед тобой стоит важная задача по созданию нормальной рабочей среды, то следует помнить, что мотивирующая среда, безусловно, более эффективна, чем депрессивная. Работодатель должен помнить, что работник — его самый ценный актив, и следует принимать меры для того, чтобы он мог выполнять свою работу как можно лучше, а не для того, чтобы заставить его чувствовать себя провинившимся.

Про пешеходов эстонских и украинских

07.09.2023.

Небольшие рассуждения по поводу участников дорожного движение тут в Эстонии и там в Украине.

Ну вот, скажем, я тут пешеход. До сих пор не могу привыкнуть к тому, насколько тут, в Эстонии, воспитанные водители. Я еще не успела подойти к пешеходному переходу (говорим о нерегулируемых, без светофора), а вереница автомобилей уже остановилась и терпеливо ждет. При этом я начинаю тут же мучиться угрызениями совести, что я всех задерживаю, потому бегу через этот переход, сломя голову. Вчера, например, водитель буса на мигах извинялся передо мной, показывая, что он вынужденно остановился на этом перекрестке (пропускал авто по главной) и тем самым задержал меня, пешехода. И ему очень неловко, что так получилось.

Та боже мой! Знал бы он, что я оттуда, где детей с пеленок учат всегда останавливаться перед любыми переходами, тщательно вертеть головой в обе стороны, зорко оценивать скорость приближающейся к этому переходу машины и настроение водителя вместе с его занятостью и лишь тогда попробовать одну ногу поставить на проезжую часть. Ну как бы показывая, что вот он я, пешеход, хочу перейти дорогу, не будете ли вы так любезны остановиться и пропустить меня? Нет? Вы спешите и не можете? Ах, ну ничего-ничего, я постою, подожду. Мне пожить еще, знаете ли, охота. А вы летите дальше, не обращайте внимания.

Но вот какой-то водитель смилостивился, притормозил. Он по-барски кивает тебе головой и показывает рукой: иди давай, только быстро. О, спасибо, делаем книксен с реверансом, снимаем шляпу, благодарствуя, и быстренько преодолеваем зебру, чтоб не дождаться гневного гудка клаксона в спину. Который в переводе означает: “Чего ты тащишься, как старая рухлядь?! Перебирай ногами быстрее!”.

Конечно, я утрирую ситуацию. Но факт на лицо. В Украине ни один пешеход никогда не позволит себе перейти дорогу, не остановившись предварительно и не удостоверившись, что водитель готов тебя пропустить. Это то ли отработанный годами инстинкт самосохранения, то ли ужасающая статистика дорожно-транспортных аварий: в прошлом году, например, у нас на дорогах погибло свыше 2700 украинцев  и около 23 тысяч было травмировано. Первая причина  - превышение скорости. Любят у нас полетать по дорогам, а не поездить.

Сейчас именно эти манипуляции: всегда остановиться перед переходом – выдают нас, чужаков, с головой. Мой перепуганный и выдрессированный украинскими реалиями сын, переходит тут дорогу только когда все машины с обеих сторон движения остановились. Он не может по другому, не умеет. Эстонцы же, от мала до велика, даже головы не поднимают перед переходом, они идут по нему не сбавляя своей обычной скорости! Да они даже подумать не могут, что кто-то может не пропустить их.

И эта разница очень бросается в глаза. Эстонские водители искренне не понимают, зачем мы так долго топчемся перед переходом и наверное тем самым задерживаем движение. Украинские  же будут изрядно удивлены и даже ошарашены, если пешеходы начнут ходить по переходам и зебрам, не спросив разрешения у них. Им что, жить надоело?!

"Спор с работодателем выиграла, деньги жду уж 10 лет"

Наверное, пора ввести новую рубрику. Что-то типа обратной связи с читателями или "по следам ваших комментариев". Сегодня тема серьезная…

Как-то я тут описывала историю из реальной жизни, которую мне рассказал один из наших юристов. Про парней, которые приехали в Эстонию работать и попали на не очень добросовестного работодателя. Подозреваю, работодатель был бы очень добрый, согласись эти работники работать бесплатно, но они почему-то напрочь отказались. Трудовые отношения, конечно же, распались, но тоже с нервами. Бывший босс решил не выплачивать расчетные и ушел в глухой отказ. Парни обратились в Инспекцию труда, где им посоветовали подать заявление в Комиссию по трудовым спорам. Что они и сделали, и выиграли, и в конце-концов получили свои честно заработанные деньги. Пройдя, кстати, если не семь кругов ада, то пять из них точно. Потому что судовые процессы еще никому здоровья не прибавляли. 

Если коротко: парни выиграли спор в комиссии по трудовым спорам, но работодатель не согласился с этим решением и подал иск уже в суд. Фемида и тут стала на сторону работников, обязав работодателя заплатить им не только всю задолженность, а еще и по несколько тысяч евро компенсации. Сумма выходила приличная, но все еще недосягаемая. Потому что проигравшая сторона наотрез отказалась платить. Что делать, если суд присудил, а деньги не пришли? Правильно, идти к судовым исполнителям. Снова по кругу: заявление, утверждение, оплата госпошлины, которая зависит от  суммы иска и… опять безрезультатно. Тогда они вернулись в суд с заявлением о начале банкротного производства против работодателя. Потому что признание его банкротом даст возможность обратиться в кассу по безработице и оттуда получить деньги. Что наконец, через более полутора лет судовых тяжб, и свершилось. Деньги пришли, точка была поставлена.

Помню, насколько меня поразила вся эта история. Они не сошли с дистанции, не плюнули, не махнули рукой - боролись до конца. В принципе, так и написала. Изложив, шаг за шагом, что им довелось преодолеть. Получилось что-то среднее между инструкцией и шпаргалкой для тех, чьи трудовые отношения складываются не совсем удачно и иного пути, кроме как через суд, вернуть свои заработанные деньги нет. 

…А потом почитала комментарии под этим постом и расстроилась. Если не брать во внимание обвинение Инспекции труда во всех грехах, получается, что большинство прямо или через знакомых сталкивалось с недобросовестными работодателями, но только единицы добивались справедливости. Кто-то махал рукой, даже не доходя до дверей Инспекции, чтоб заявление написать в комиссию. Кто-то страшился самого заявления (заполнять нужно на эстонском языке) и сходил с дистанции. Несколько человек обиженно написали, что спор они в комиссии выиграли, но денег ждут до сих пор (10 лет!). Досталось, конечно же, и самим героям истории: "...ну вот, это ж наверное украинцы, а им теперь у нас везде зеленая дорога" (хотя это случилось года три или четыре тому). Ну и самое главное: "это у вас все на бумаге красиво звучит, а в жизни так не бывает". 

Так в том то и дело, что работа инспекции (как, кстати, и остальных государственных органов) не заключается в том, чтоб прийти к нерадивому работодателю и силой вытрясти из него задолженные вам деньги. Ее работа в том, чтоб посредством юридических консультаций и даже вот таких вот историй из жизни рассказать какие есть права и обязанности у всех участников трудовых отношений. И почему их так важно знать и, самое главное, озвучивать. Требовать заключать трудовой договор, не соглашаться на зарплату в конверте и рабские условия труда…  и в том числе не бояться отстаивать свои права, когда это потребуется.

Осведомлен - значит вооружен!

24.05.2023

Очередной случай из практики. Довольно печальный, но для других история может стать поучительной. В Инспекцию на консультацию обратилась молодая женщина. После четырех лет работы ее неожиданно вызвали на беседу к работодателю и уведомили, что решили прекратить с ней сотрудничество. И пока она пыталась переварить информацию, ей тут же подсунули бумажку с ручкой и попросили написать заявление об уходе. По собственному желанию! Быстро! Им некогда, а она задерживает! Потому что если она сейчас же не подпишет это заявление, ее все равно уволят, но тогда уже “по статье”!

Угроза сработала на отлично. Женщина испугалась, схватилась за ручку и тут же подписала все, что от нее хотели. Потому что она где-то слышала страшную страшилку о том, что если работодатель выгоняет работника “по статье” – то ему потом очень трудно найти работу. А работа была ей нужна. Она сама воспитывала ребенка и все расходы были на ней. К тому же ребенок был болезненным и она часто вынуждена была брать больничный по уходу за ним.

Кстати, та самая “статья” по которой женщину грозились уволить - касалась именно частых больничных по уходу за ребенком. Ее обвинили именно в этом. И, как видим, на человека, не посвященного во все юридические тонкости Закона о трудовом договоре, такой шантаж сработал на отлично. Потому что на самом деле, работодатель не имел никакого права угрожать расторжением или расторгнуть трудовой договор по этой причине! И если бы работница не испугалась и не подписала заявление об уходе, она бы в дальнейшем с легкостью оспорила разрыв трудового договора с ней, признав его ничтожным.

Итак, читаем и запоминаем. В обычном порядке работник может разорвать трудовые отношения со своим работодателем ничего не объясняя, а вот работодатель – нет. Он всегда должен обосновать свой отказ от трудового договора  с работником. То есть ответить на вопрос, а потом, в случае чего, доказать его в суде или в комиссии по трудовым спорам: почему он не хочет больше с вами сотрудничать? Причины, кстати, даже прописаны в законе. И их не так уж и много. Например, работодатель обанкротился, случилась реорганизация, грядет сокращение и иные чрезвычайные события. Также работодатель может разорвать договор со злостным нарушителем, прогульщиком или выпивохой. И наконец, отказаться от трудового договора по причине здоровья работника. Что с успехом и решили использовать в качестве угрозы  работодатели нашей героини. Но только в законе сказано, что основанием для увольнения должна быть именно длительная (не менее четырех месяцев в сумме за последний год) нетрудоспособность самого работника, а уж никак не частые листы по уходу  в связи с болезнью ребенка. Поэтому бывают такие случаи, когда работодатели, понимая, что у них нет никаких оснований для увольнения, делают все, чтоб работник сам написал заявление об уходе...

Наши юристы настоятельно советуют ничего не подписывать впопыхах и в состоянии стресса. А также помнить о том, что если работник получил от работодателя соответствующее заявление об увольнении, но не ожидал такого развития событий и не хочет отказываться от трудового договора – он может оспорить его. То есть, в течении 30 дней, предоставить в комиссию по трудовым спорам или суд заявление о признании отказа ничтожным. При оспаривании отказа от договора работодатель должен суметь доказать, что у него была причина и основание для увольнения. Если работодатель не сможет доказать и обосновать основание для увольнения в чрезвычайном порядке, комиссия по трудовым спорам признает увольнение работника ничтожным. Если работник  потребует расторжения трудовых отношений и суд или комиссия по трудовым спорам расторгает трудовой договор на основании ходатайства работника, работодатель выплачивает работнику возмещение в размере среднемесячного вознаграждения за труд за три месяца.

И чтобы не забыть: если работник уходит с работы по собственному желанию или по согласию сторон – он не сможет рассчитывать на выплаты по страховому возмещению от безработицы. Такая возможность есть у тех, с кем работодатель разрывает трудовой договор по чрезвычайным обстоятельствам, а именно, по экономическим причинам (сокращение), в случае уменьшения трудоспособности работника по состоянию здоровья или если трудовой договор прекращается во время испытательного срока, а также в случае завершения срока действия срочного трудового договора.

Pilt

“Уберите чужой флаг с аватарки!” или за что нас хейтят

04.05.2023

Есть такое современное и довольно популярное слово – “хейт” или “хейтить”. От английского ненавидеть, то есть активно высказывать свое недовольство. По большей части, конечно же в интернете. Потому что тут можно спрятаться под придуманным именем или мордочкой какой-то кошки или собаки и строчить всякие злые комментарии. И понимать, что ничего тебе за это не будет.

Милейшая и добрейшая во всех отношениях страница Инспекции труда в Фейсбуке тоже подвергается хейту. Ну кажется, что такого можно там разместить, чтоб подтолкнуть народ к “активному высказыванию своего недовольства”? Там же, что ни пост, то или про трудовые отношения, или про трудовое право, рабочую среду... Но нет, практически под каждым из них, в не зависимости от темы написанного, появляется комментарий: “Это точно инспекция труда Эстонии? Почему на аватаре украинский флаг?” или “А что Эстония – это уже часть Украины? Уберите чужой флаг с аватарки!” и так далее в том же духе. Разумеется, любой ответ или объяснение действует для такого человека как красный плащ тореадора развернутый перед быком и там уже выражение могут и не подбирать. 

Как то открываю утром нашу страницу в Фейсбуке, а под одним из постов - настоящее побоище. Копья сломаны, доспехи сорваны и валяются по всему полю битвы, мечи затуплены... А это, оказывается, так две дамы весь вечер ругались в комментариях. Одна – представительница русских эстонцев, вторая украинка, беженка. Всему виной – все тот же маленький сине-желтый кружочек возле эстонского флага. Первой даме он бросался в глаза и мешал жить, о чем она немедленно и сообщила.  Вторая ответила, что чувствует благодарность за такую поддержку от дружественной Эстонии и посоветовала успокоиться. Это было, конечно, зря. Когда тебе, раздраженному, говорят успокойся, ты в большинстве случаев слышишь прямо противоположное. Что и случилось. Битва была знатная, но неэффективная. Мирный договор между дамами так и не был подписан. Ушли в глухую оборону, возобновлять силы. Про тему поста, под которым развернулось поле битвы, никто и не вспомнил.

Выдвигают хейтеры свое “фе” и лично мне. Во-первых, потому что украинка – “узнал, что украинка пишет – “случился рвотный рефлекс”(там было другое слово, очень плохое, не могу озвучивать). Во-вторых, высказываются за “странный русский язык”. Некоторые почему-то подозревают “одесский акцент” (это известный южный город в Украине, в котором я, если честно, была только два раза в жизни) и жалуются, что в Эстонии не осталось грамотной русской речи. И у них, пишут мне, кровь из глаз идет, когда они это читают.

Не скажу, что меня это каким-то образом очень сильно трогает. “На чужой роток не накинешь платок” и все такое прочее. Я передергиваю плечами  и иду дальше, а вот моя коллега от каждого такого комментария в обморок падает. Она очень нежная и ранимая натура, говорит тихо, как будто ручеек журчит. И вот натыкается она на очередной злой комментарий в мою сторону и давай переживать. Просит меня писать как-то мягче или по-другому, или “как-то так, чтоб не провоцировать”, потому что это же ужас-ужас...

На самом деле, и это сильно радует, такого хейта очень и очень мало. При охвате в среднем 20-30 тысяч будет максимум 3-4 “высказанного вслух недовольства” и до десятка поддерживающих хейтера лайков.  Большинство – это очень адекватная публика. Да и, уж будем честны, мой русский язык – это уроки в школе до седьмого класса и книги (я была записана во все библиотеки в округе и читала много классической литературы). Поэтому мой слог сформирован на русской классике, с которой, возможно, любители хейта так и не успели ознакомиться ввиду сильной занятости непосредственно комментированием в социальных сетях. А так то вся сознательная жизнь прошла в Украине, с родным украинским языком, так что, если кому-то хочется считать это “одесским акцентом” - на здоровье. Главное не забывать о цели создания страницы Инспекции труда в Фейсбуке, а именно - помогать и разъяснять, делая нашу рабочую жизнь более комфортной и защищенной.

Инспекция труда уволила меня с работы. За что?!

30.03.2023

Бытует мнение, что Инспекция труда – это очень и очень серьезная организация. Объясняется на юридическом языке, заставляет людей носить каски и требует знать свои права и обязанности чуть ли не на зубок. А еще как нагрянет с инспекцией на стройплощадку – так вообще, напрочь испортит всем настроение...

Так вот – это категорически неправильное мнение. На самом деле, мы белые и пушистые. Просто под светоотражающим жилетом и каской не видно. И День смеха мы тоже отмечаем, вспоминая интересные и забавные случаи из нашей практики. Чем не повод поделится? Сегодня, например, будут случаи из практики юристов, которые каждый день консультируют людей по вопросам трудовой жизни с 9.00 до 16.00 по инфотелефону +372 640 6000. Телефончик запомните, может пригодится...

Итак...

 

Работодатель спрашивает:

“Какой срок предуведомления перед увольнением должен быть у работника, который отработал в нашей компании год?”

“30 дней”.

“Ого?! Аж 30 дней... А можно я ему деньгами отдам, только пусть уходит побыстрее?”

 

“Алло, здравствуйте. Я к вам с деловым предложением. Я хочу, чтоб у вас появилась специальная функция помощи работникам – “пугательная”.

“???”

“Понимаете, у меня на работе такой бухгалтер противный работает! Ничего никогда вовремя не делает, вечно за ней все бегают и просят. Но она очень боится таких учреждений как ваше. Если б у вас была такая “пугательная” функция в перечне – вы бы могли перезвонить ей и припугнуть. Я думаю, что это была бы очень популярная услуга”.

 

Утренний звонок от молодого мужчины. Он явно в стрессе, чуть не плачет:

“Как вы могли меня уволить? За что?! Что я такого сделал? У меня жена четыре дня назад родила, а вы меня увольняете?!”

“Извините, что?”

“От вас сегодня ночью пришло письмо, где вы написали, что прерываете со мной трудовые отношения! Это как понимать?”

(После разбирательств выяснилось, что парню пришло письмо с Регистра работы (Налогово-таможенный департамент), где было сказано, что на время отцовского отпуска его трудовые отношения приостановлены. Наверное, на фоне пережитого стресса и рождения нового члена семьи, и случился у парня конфуз. Ему показалось, что его увольняют. А еще показалось, что это сделала лично Инспекция труда).

 

“Алло? Работодатель хочет меня уволить. Без суда и следствия, как говорится. Помогите!”

“Что случилось?”

“Говорит, что будет увольнять меня по статье! За пьянство. А я не виноват. У меня, понимаете, горло болит уже три месяца. И я полоскаю его алкоголем. Ну и один раз поперхнулся и глотнул.

“Работодатель сделал вам предупреждение?”

“Да. А потом... Вот вчера, я не пил, а всего лишь почистил зубы и прополоскал рот спиртосодержащим ополаскивателем. А он твердит, что я снова был пьян. Так что, можете мне помочь?”

 

“Здравствуйте! У меня такая ситуация. Я уволилась и получила расчетные. Работодатель переплатил мне 120 евро за излишне выплаченные отпускные. Он должен был удержать их, но не сделал этого. Скажите, а что мне будет, если я не буду уведомлять бывшего работодателя об этих деньгах?”

“Обратитесь к работодателю, вы должны вернуть эти деньги...” – начал говорить юрист.

“Но это же его вина! Это же он забыл высчитать их у меня. Ведь правильно я говорю, правильно?”

“Работодатель может позднее обратиться в суд и взыскание будет проводиться по решению суда”

“Но это он забыл!”

(На самом деле это был долгий разговор, из которого женщина пыталась вытянуть у юриста слова о том, что “возвращать излишне выплаченные отпускные не нужно”. Но поскольку взять Инспекцию труда в “соучастники” не получилось, женщина обиделась и сообщила, что толку от нас нет и  вообще разогнать нас надо).

 

В большом строительном магазине ушел с работы и больше не вернулся охранник. Бывает и такое. Надоело работать, наверное. Его работу стал делать по доброте душевной коллега, продавец. Сам бегал открывал шлагбаум для въезда и выезда машин, охранял участок, следил, чтобы не было краж и успевал при этом обслуживать покупателей на кассе. Так продолжалось две недели...

“Скажите, а я могу теперь претендовать на дополнительную зарплату?”, - спросил он у консультанта.

“Если вам были даны четкие указания работодателем об этом – то да, конечно”.

“Ой, нет...”

(Оказалось, что работодатель даже не знал о ситуации, которая сложилась. И для него было настоящим удивлением узнать, что у него на работе кто-то работает за двоих).

 

Мужчина, имея основную работу, взял на себя дополнительный заработок в другой компании. Но по истечении какого-то времени, ему работа не понравилась и он захотел уйти.

“Да , но есть обязанность предуведомления” – объяснили ему.

“Нет, мне это не нравится. Ничего я не буду отрабатывать. Еще чего!  И вообще, это работодатель сам виноват, что подписал со мной трудовой договор...”

 

“Алло, здравствуйте! А кто это? А-а-а, нет, я с вами позавчера говорила. Переведите меня на другого консультанта. Только не на того, с кем я говорила вчера...”

(Очень часто наблюдаем ситуацию, когда люди обзванивают сразу нескольких юристов-консультантов, в надежде, что у каждого из них припасен свой вариант Закона о трудовом договоре. А значит и толкование будет другое).

В обмен на рабочее место – “обязуюсь не планировать детей”

21.03.2023

Недавно Инспекцией труда поднималась тема про собеседование: что на нем допустимо спрашивать у соискателей, а что – нет. Например, может ли работодатель поинтересоваться вашей личной жизнью, хроническими заболеваниями или спросить, за кого вы голосовали на прошлых выборах? Юристами был дан ответ, его опубликовали и поскольку было много откликов, случаев из жизни – самое время этим всем поделиться.

Но сначала по делу. Как объясняют юристы, работодатель кроме профессиональных качеств может выяснять у кандидата только те данные, в отношении которых у него имеется оправданный интерес. Это означает, что интерес можно проявлять только в отношении того, что непосредственно связано со способностью выполнять трудовые задания. Например, если работник нужен для религиозного объединения, работодатель может поинтересоваться религиозными взглядами соискателя. Ну а если ищут сотрудника, к примеру, в колл-центр или туристическое агентство, то волновать его религиозные взгляды уж точно никого не должно. Или, если одним из обязательных условий поступления на службу в полицию является прохождение установленного для чиновников полиции контроля состояния здоровья, то вопрос работодателя о серьезных заболеваниях кандидата будет вполне уместным. И в то же время, спрашивать у кандидата на офисную работу, исправно ли работают его внутренние органы – совсем уж за гранью разумного.

Подытожим: как правило, работодатель не имеет права спрашивать о семейном положении, наличии детей, планировании семьи., прохождении военной службы, религиозных или политических взглядах, сексуальной ориентации и состоянии здоровья. Но...

“А у вас на собеседовании интересовались вашей личной жизнью?” – задала я вопрос читателям и услышала в ответ, что таки да, подобные вопросы были.

“Это только у вас все так прекрасно написано, а на самом деле работодатели очень даже интересуются и личной жизнью, и количеством детей. А в последнее время еще и политическими взглядами. Меня вот неожиданно спросили, что я думаю про войну и на чьей я стороне. Не так в лоб, конечно, другими словами, но все же ответ им был важен. Потом узнал, что у них на предприятии раньше даже драки были между сотрудниками на фоне политических разногласий. Так что, понятно почему спрашивали”, - поведал свою историю один из наших читателей.

“Общался как-то с HR специалистом крупной компании. Она сказала, что брак и двое детей для мужчины – это плюс в резюме, а для женщины большой минус”.

“Когда-то давно, устраиваясь на хорошую работу с возможностью карьерного роста, мне предложили подписать бумагу о том, что я обязуюсь не планировать детей следующие пять лет. На мое изумление ответили, что не хотят потерять обученного ими специалиста...”

У работодателей своя правда. Они говорят, что каждый новый сотрудник - это “кот в мешке” и почему бы не выяснить некоторые важные вещи еще до подписания трудового договора, а не быть шокированным правдой после.

“У нас был такой случай. Девушка прекрасно показала себя на собеседовании, мы заключили с ней трудовой договор. И как только испытательный срок закончился, узнали, что она “с понедельника” идет в декретный отпуск. Не трудно было подсчитать, что она устраивалась к нам на работу будучи в положении, но умолчала об этом. И вернулась только через 10 лет! За это время у нас многое в офисе поменялось, ее участок работы уже был полностью переведен в компьютеры. Закончилось все тем, что она сама не выдержала таких изменений и уволилась”.

А вот еще один случай:

“Я кандидировал в одну компанию и уже после собеседования, совершенно случайно узнал, что обо мне наводили справки у моего предыдущего работодателя! Мне бояться нечего, я честно все указал в резюме, но все равно было неприятно узнать, что на тебя чуть ли не досье собирают”.

Действующий закон считает неэтичным сбор информации от бывшего работодателя. Для запроса данных из непубличных источников, в том числе от предыдущего работодателя, требуется согласие работника. Но есть государственные учреждения (например, Департамент полиции и погранохраны, тюрьма, госорганы и т.п.), которым разрешено по закону делать запросы у предыдущих работодателей и интересоваться в органах безопасности страны личным делом своего будущего работника.

И напоследок. Обратите внимание, если соискатель подозревает, что в процессе трудоустройства его дискриминировали, и хочет выяснить причину неблагоприятного для себя решения, работодатель должен предоставить ему письменное объяснение с обоснованием решения о непрохождении конкурса. В нем следует пояснить, на каких основаниях был выбран наиболее подходящий работник, почему не был выбран именно он и почему предпочтение было отдано другим.

Про конкуренцию и неустойку

15.02.2023

К нам в Инспекцию за юридическим советом обратились две девушки. С разницей в несколько недель, но практически с одним и тем же вопросом. Разберем их, если позволите. Довольно интересные случаи. 

В одном письме девушка рассказала, что работодатель потребовал оплатить ему неустойку в размере 1500 евро за то, что она решила уволиться и перейти на другую работу. Устрашающий тон и требование выплатить эти деньги немедля, таки напугал девушку. Ну знаете, когда вам официально присылают бумагу, где пишут кучу непонятных умных фраз замысловатым канцелярским стилем, да еще и со словами “штраф”, “нарушение”, “должна” и “1500 евро” – каждому станет не по себе. Выглядело это, будто бы она трудилась все это время не в обычном офисе обычного предприятия за скромную плату, а как минимум разрабатывала адронный коллайдер и успела запустить в космос пару-тройку спутников. И теперь вот готова сбежать к фирме-конкуренту со своим коллайдером, чтоб разболтать все секреты вместе с чертежами. Ну и тем самым нанести своему работодателю невосполнимый вред.

Работодатель ссылался на определение в законе про “Соглашение об ограничении конкуренции”. А также на то, что работница подписала трудовой договор с пунктом, где было указано, что ей  нельзя (после увольнения) идти работать к прямому конкуренту иначе придётся заплатить неустойку!

Действительно, в Законе о трудовом договоре есть такое понятие, как “Соглашение об ограничении конкуренции”. И да, в соответствии с этим соглашением работник не может заниматься той же сферой деятельности у конкурента своего работодателя. Но обратите внимание - именно той же деятельностью, которая может повлиять на экономическую деятельность предыдущего работодателя и он имеет оправданный интерес в сохранении тайны, а не просто: повелеваю и запрещаю работать у моего конкурента на веки-вечные! Это во-первых. А во-вторых и третьих, “Соглашение об ограничении конкуренции” довольно серьезная статья в законе. И там есть целый ряд условий и требований, которые нужно учитывать и выполнять. Невыполнение хотя бы одного из них делает соглашение ничтожным, то есть недействительным. Например, работник действительно работал в особо конкурентной области деятельности с допуском к коммерческой тайне и например, клиентской базе, которую работодатель хотел бы сохранить в тайне для защиты своих экономических интересов. Тогда и заключается то самое письменное соглашение об ограничении конкуренции, которое предусматривает ряд требований в случае разрыва трудовых отношений. В нем работник обязуется не работать (максимум год) по той же специальности в фирме конкурента, а работодатель, в свою очередь, обязуется выплачивать ему разумную ежемесячную компенсацию. То есть, если вы разрабатывали коллайдер у одного работодателя, то согласно этому соглашению, вы не сможете устроится по специальности “разработчик коллайдера” у другого. Вы, конечно, сможете работать где-либо еще, но это соглашение, как ни крути, снижает ваши возможности для свободной реализации и получения более высоких доходов именно как высококлассного разработчика коллайдеров. Поэтому компенсация от бывшего работодателя – это один из обязательных пунктов, без исполнения которого соглашение утрачивает свою силу и считается недействительным.

И если в случае с первой девушкой, где работодатель помнил про неустойку, но напрочь забыл пункт про компенсацию (а как мы помним, отсутствие этого пункта делает соглашение недействительным), то у второй была предусмотрена и неустойка, и ежемесячная компенсация от работодателя на протяжении года. Только вот выплачивать он ее почему то не спешил. Что в этом случае советуют юристы? Правильно, передать работодателю “привет” в письменном виде (никаких разговоров по телефону!), в котором обратить внимание на то, что если он не выполнит свои обязательства по выплате компенсации в ближайшие дни, то ваше соглашение теряет свою силу.

И если уж мы тут заговорили про соглашение, то есть еще в трудовом договоре и такой пункт, как “обязанность хранения тайны”. Работодатель определяет, какая информация, касающаяся его деятельности требует защиты, и сообщает ее работнику, перечисляя информацию, которая должна оставаться конфиденциальной, либо в трудовом договоре, либо в правилах организации труда, либо в ином специальном документе. Обычно конфиденциальность связана с рабочим процессом, разработкой продукта, ценообразованием, политикой заработной платы или клиентской базой. Ну и опять же, не все, что связано с трудовыми отношениями, можно объявить тайной. Например, нельзя потребовать от своего работника хранить в тайне размер своей зарплаты даже в отношении членов семьи. Хотя, чего уж там, некоторым и запрета не надо. Они и под пытками (жены/мужа) не признаются, сколько зарабатывают.

Заходим, читаем, просвещаемся по теме тут: https://www.tooelu.ee/ru/52/tayna-i-konkurenciya

Tekst

Трудности перевода

07.02.2023

Когда-то давно я думала, что иностранный язык выучивается сам по себе за месяц-другой, стоит тебе только оказаться в стране-носителе этого языка. Ха! Резко оказавшись в марте в Эстонии, мне понадобилось четыре месяца, чтобы понять, что остановка “Löwenruh” это никакой ни “Мулен Руж”, который почему то мне слышится, а торговый центр “Рок и кальмары” (Хм, такое странное название, там что, кальмаров продают и рок играют?) – это конечно же “Rocca al mare”. И еще столько же, что объявление следующей остановки в транспорте - это не набор букв “ялгаринесупитус”, а  “Järgmine peatus“. К моему стыду, что говорят объявляя про отправление электричек на вокзале я до сих пор не знаю. Никак не могу выделить там отдельные слова.

Нет, я учу эстонский. Но так как я не обладаю идеальной памятью и  уже давно нахожусь в бальзаковском возрасте, процесс заучивания происходит очень и очень медленно. У нашей учительницы по эстонскому крепкие нервы и стальное самообладание. Она невозмутимо слушает мое “бе-е-е” и “ме-е-е” и лишь наклон головы вправо (как будто она пытается хоть одно ухо спасти, прикрыв его плечом) и периодически дергающий глаз выдает в ней живого человека. Не знаю, как ей это удается. Мне, например, после каждой исковерканной эстонской фразы хочется себя тут же сразу и прибить.

Величайшее творение современности гугл-переводчик очень, конечно же, помогает. Я его открываю первым и закрываю последним. И днями напролет он служит мне верой и правдой... Хотя нет, иногда приходится верить ему на слово, и о правде только догадываться. Потому что у него тоже иногда случаются свои личные сбои. И тогда офисное кресло он называет инвалидной коляской, а в столовой переводит мне название какого-то блюда как “вошь под соусом”. И я прошу с немного выпученными глазами дать мне вот эти, будьте добры, palun “вши под соусом и салатик”, хихикая и почему то переживая, хоть бы эти они не разбежались по дороге.

Все, что я тут пишу, переводят на эстонский язык. И понятно, что перевести слово в слово невозможно. Поэтому периодически меня спрашивают: “Кто такая Ярославна и почему она плачет? Ее кто-то обидел?” имея в виду фразу где я пишу, что учу эстонский язык сопровождая его “плачем Ярославны”. После долгих обсуждений мы выискиваем эстонскую легенду про девушку, которая плакала-плакала и наплакала целое озеро. Бинго!

“Что ты имеешь в виду, говоря “бесплатные вакансии”? – спрашивает меня коллега. – Что это такое?”

Оказалось, что эстонцы даже понятия не имеют, что вакансии бывают платные. И у них реально глаза на лоб лезут, когда им говорят, что есть такая практика: брать деньги с работника за то, что кто-то найдет тебе работу. Поэтому суть написанного им остается неведома.

Но самые жаркие дискуссии у нас случились по поводу слова “выхухоль”. Это зверек такой, далекий родственник крота и очень редкий вымирающий вид. На вид – недружелюбный и довольно злобный. Я не знаю, когда я пополнила свой словарный запас этим словечком, но использую его с завидным постоянством. “Ты хочешь разбудить во мне злобную выхухоль?!” – могу спросить я, к примеру, у сына, когда он не хочет убирать игрушки.

Ну а что на языке, то и в письме – появилось это моя “злобная выхухоль” и в текстах. “Это что, бобер какой-то? Или может ондатра? Хотя ондатра злобной не может быть, хм...?”- спрашивали у меня коллеги и отчаянно гуглили, пытаясь понять, что я имела в виду. Представляю, какие муки творчества испытывал переводчик, пытаясь как то донести мысль про зверушку эстоноязычным читателям. В итоге, в одном варианте “злобная выхухоль” превратилась в “козу”, а в другом в “старую сварливую бабку”.

Ладно, пойду я учить эстонский дальше. А то... Вон недавно прочитала в интернете про каких-то жучков-светлячков, которые охотятся на других жучков, выучивая их “язык” общения. Таким образом они добывают себе пропитание. Это что же такое получается?  Какая-то мелкая букашка может выучить иностранный язык, а я как целый человек разумный стоящий на вершине эволюции не могу?!  Стыд и позор мне, стыд и позор...

Выбирай: маникюр или работа?

18.01.2023

Итак, очередной случай из практики. 

На инфотелефон Инспекции труда поступил звонок. Женщина поведала печальную историю. Она устроилась работать в кафе-закусочную уборщицей и очень исправно исполняла свои рабочие обязанности. Пока в один прекрасный день ее начальник не заметил, что она имеет… маникюр. Работницу срочно вызвали "на ковер" в офис менеджера и попросили незамедлительно снять все эти накладные ногти, гель-лаки или что-там еще делают дамы в салонах красоты со своими ручками. Слово "незамедлительно!" было сказано по слогам и в очень приказном тоне, который, как известно, обсуждению не подлежит. 

Пережив всю гамму чувств от: "Ну ничего себе?!" до "Да как вы смеете указывать мне, что носить и надевать!" женщина решила привлечь всех к диалогу. Маникюр был ей дорог не только потому, что стоил не дешево, а и очень даже нужен был чуть ли не по медицинским показаниям. О чем она тоже незамедлительно и поведала. Мол, у нее своя ногтевая пластина практически отсутствует и без искусственных ногтей она работать не сможет. 

Но начальство мало интересовали ногтевые пластины работника, они, знай, повторяли, что во внутренних правилах компании черным по белому прописано – никакого маникюра, педикюра и всего остального накрашенного, приклеенного или нарощенного. Только природные данные. Потому что все это неожиданно может отвалится и попасть в салат, пирожок или супчик. А это ужас-ужас, конечно...

– Да, понимаю, но я не повар, а уборщица и никакого отношения к приготовлению пищи не имею! – выдвинула женщина свой аргумент. 

И услышала, что правила компании действуют на всех работников, независимо от рода деятельности и профессии. А потому она или должна следовать этим правилам, или уволится, если маникюр ей важнее и нужнее. 

Но у женщины был еще один козырь:

– А почему мне об этом правиле не сказали раньше, перед началом трудовых отношений? У меня и тогда был маникюр, – и уловив некое замешательство менеджеров, (которые лихорадочно стали думать: ой, а кто принимал ее на работу, кому сейчас нагоняй делать будут?), она отказалась увольняться по собственному желанию, попросив взамен сокращение. Так у нее будет возможность стать на учет в центр занятости и получать какое-то время выплаты по безработице... 

Но и этот вариант впоследствии отпал, потому что женщине предоставили правила внутреннего трудового распорядка, который она сама лично и подписала при устройстве на работу. И там было прописано это в перечне обязанностей работника – не использовать маникюр. Так что, увы и ах, но в такой ситуации Инспекция труда ничем помочь не может. Разве что советом: очень внимательно читайте свой трудовой договор, а также все остальные документы, которые работодатель дает вам на ознакомление и подпись. И если вы видите какой-то странный для вас пункт - не бойтесь уточнять и переспрашивать. Потому что, как оказалось, наша героиня таки обратила внимание, но подумала, что подобное правило существует только для поваров и на уборщиц не распространяется. 

А ты... кто?!

04.01.2023

Вспомнилась мне сегодня одна история из моего прошлого. Журналистского.

Как то к нам в город с лекцией приехал очень известный столичный профессор медицинских наук. Светило по желудочно-кишечным кровотечениям. А я, значит, должна была взять у него интервью для еженедельника, в котором тогда работала. Говорить планировали о нем самом, а не о работе. Профессор назначил мне встречу в департаменте здравоохранения. Мол, он прочитает лекцию для хирургов области. Очень короткую. Очень. Профессор повторял с ударением на "о" и настаивал прийти именно к началу. Я слабо пищала по телефону, что я не очень то и разбираюсь в вопросах кровотечений, тем более желудочных. И что мне бы человеческим языком поговорить с ним, а не медицинским. Но профессор был непреклонен, уболтал все-таки. 

Пришла я значит в департамент, нашла этот зал для конференций, села подальше. Чтоб быть менее заметной и если уж затянется лекция – почитать книгу. Через десять минут зал был заполнен. Мамамия!!! Я столько хирургов в одном месте в жизни не встречала. Как на зло, на лекцию приехали исключительно мужчины. И я. Одна единственная, как белая ворона со своей рыжей шевелюрой и яркой салатовой футболке цвета "вырви глаз". Зал загудел басом. Вокруг слышались фразы про гемоглобин, анестезию, тромбы, сосуды и аорты. Сбоку какой-то врач указывал по телефону: "Направь его на УЗИ! Нет, не только почек. Весь ливер пусть посмотрят!". Внутренние органы – это ливер?! Мне немного поплохело. Сзади увлеченно говорили про бабушку, которая чуть не померла от чего-то прямо на операционном столе. Делились опытом, так сказать. Плохая бабка, короче, оказалась. Напугала там всю операционную бригаду. У нее, если я правильно поняла, оказалась в середине совсем не та болезнь, которую собирались увидеть. Пока хирурги удивлялись, бабушка решила оставить этот бренный мир и вторую ногу в могилу перекинуть. Анестезиолог завопил и стал ругаться… 

Я сидела не шевелясь, уши у меня были как локаторы и свернуты назад – уж очень про ту бабушку хотелось дослушать. Это ж целый триллер, как ее там спасали! Поэтому я как-то пропустила момент, когда пришел и сам профессор, и главный      хирург области. Последний громко сказал, что можно начинать и безапелляционно крикнул в мою сторону: "Иди сюда, секретарем будешь!"

Я немного опешила и стала смотреть по сторонам. Даже назад обернулась. Но нет, обращались именно ко мне. 

– Я?! – переспросила на всякий случай.

– Ты! 

Сначала мне хотелось съязвить или отшутиться фразой из анекдота, что я вообще то тут "как женщина сижу, а не барометр", то есть, журналистка я, а не стенографистка, но потом передумала. Ну думаю, ладно, помогу добрым людям. Плюхаюсь в президиум и начинаю писать. Протокол, кто главный, кто говорит, кто собрался, список и тра-ля-ля в том же духе. Потом за трибуну хватается профессор и начинает лекцию. Я располагаюсь поудобнее, откладываю ручку и умиротворенно развешиваю уши...

Но тут главный хирург тычет пальцем в меня и грозно шипит: "А ты чего руки сложила? А кто конспектировать будет?".

Через пять минут я поняла, что натворила, решив "помочь добрым людям". Профессор, кажется, говорил на нашем языке, но из его часовой лекции я не поняла ни-че-го. Я вылавливала только отдельные слова: кровь, желудок, резекция. Все остальное было недоступно моему пониманию: "блокаторы гистаминнных рецепторов", "гастродуоденальные язвы", "протонная помпа", "эмболизия, флебектазии, сосочки"...

Хотя сосочки явно выпадали из контекста и резали ухо. Их то-ли отсекали, то-ли впаивали, то-ли еще что-то творили.

Я вспотела во всех местах сразу и стала похожа на воробья, который только-что искупался в луже. Я законспектировала семь страниц. Я уже не хотела видеть профессора и придумала семь способов: "Как сообщить всем собравшимся, что я тут по ошибке". Ну и, ясный пень, я себя извела тем, почему не отказалась сразу. Наконец, когда лектор явно стал близится к завершению лекции и из зала стали задавать вопросы, я решилась: 

– Простите-извините, – подбираюсь я к уху главного и самым невинным образом глупым голосочком спрашиваю, –  а что означает слово "гастродуоденальный"?

Он шарахнулся от меня, как ошпаренный. И посмотрел так, будто я его только что со всей дури мешком цемента по голове шандарахнула.

– А ты... кто? – ошеломленно спросил.

– Журналист, – я мило улыбаюсь и начинаю хлопать ресницами. Хлопаю быстро-быстро. Создаю ветерок, чтоб ему дурно не стало.

Но главному все равно становится немного не по себе. Он откидывается на стул и выдыхает:

– А я думал, ты интерн...

…Посмеялись, короче, мы потом от души. Каракули мои забрали, как и полагается. Правда, сомневались, что они что-то тут поймут. Я сказала, что писала точно так же, как они, врачи, выписывают нам рецепты и заполняют карточки. 

А к чему я эту историю вспомнила? Я тут иногда попадаю в комичные ситация связанные с трудностями перевода. Но об этом в следующий раз…

Р.S. Бабушка осталась жива. Пострадали только нервные клетки анестезиолога. Я потом уточняла.

На вас поступила жалоба!

15.12.2022

Я тут подумала и решила, что периодически буду рассказывать случаи из нашей практики. Тем более, именно к этому я немного приложила руку:) 

Недавно в Инспекцию труда поступил намек. На эстонском языке это звучит как "vihje" – что-то типо сообщения о нарушении или жалобы. То есть, если у работника возникла какая-либо проблема, а работодатель на многочисленные претензии не реагирует от слова совсем, можно об этом факте сообщить в Инспекцию (по телефону 640 6000 или по электронной почте [email protected]). И не только тому самому работнику, а и любому человеку извне, который по какой-то причине узнал о проблеме. Никаких ограничений в написании этого сообщения тут уже нет – как на душу легло, так и пишется. Главное, чтобы инспектора потом смогли разобраться в описанной проблеме, а не отложили в сторону по причине несвязной речи. Нужно указать обстоятельства нарушения, время и место, а также по возможности данные лиц и предприятия. Автору сообщения гарантируется полная анонимность. В зависимости от сути этого намека Инспекция труда решает, что делать: проверить предприятие, отправить докладную записку или проинформировать другие ведомства. И в тоже самое время Инспекция не предоставляет обратную связь о рассмотрении жалобы и ее результата. 

В нашем случае прислали жалобу на одну из парикмахерских Таллинна. А если точнее – на хозяйку заведения и работодателя в одном лице. В намеке говорилось, что эта дама взяла на работу сразу несколько украинок (военных беженцев) и воспользовавшись их неопытностью и незнанием эстонских законов сходу принялась обманывать. Сначала она убедила их в том, что они подписывают типичный трудовой договор. Девушки верили на слово, пока одна из них не заболела и не пошла к врачу. Оказалось, что за лечение нужно платить из своего кармана, поскольку никакого трудового договора у них с работодателем нет, а значит и медицинской страховки, и отпусков, и всего остального. 

Работодатель на претензии отреагировала своеобразно. Сначала вытащила из кармана и ткнула заболевшей работнице часть суммы, которую та заплатила за прием врача, но потом потребовала эти деньги вернуть. После этого собрала всех на беседу, что-то из разряда: "Да кто вы такие, чтоб возмущаться и что-либо требовать! Да вы должны по гроб жизни быть благодарны, что вас взяли на работу! Да на ваше место уже сотня желающих стоит в очереди!". И так далее в том же духе... Ну и как в лучших традициях - решила проучить "неблагодарных" работниц урезанием зарплаты, удвоенным увеличиванием рабочего времени и всяко-разными угрозами. 

Я не знаю, сколько времени девушки терпели и боялись. Последняя капля переполнила чашу или то самое терпение лопнуло, но они решили уходить с такой работы. Работодатель возмутилась такому «наглому» поступку и пообещала отомстить "неблагодарным". Работодатель сказала, что сделает так, что теперь этих девушек никто и никогда не возьмет на работу. Так прямым текстом и сообщила в переписке им об этом.

Получив жалобу (и это были не сами украинки, а абсолютно чужой им человек, который по стечению обстоятельств узнал про эту историю) Инспекция труда решила проверить эту парикмахерскую без предупреждения, естественно. Я шла как переводчик, но мои услуги не понадобились. Парикмахерская была пуста. Работодатель вышла, но узнав, что к ней пожаловал инспектор, нахмурилась и покраснев от злости, стала все отрицать: ничего не знает, никаких работниц не помнит, парикмахерскую сдает в аренду, а все документы как раз сегодня дома забыла. Ну и в принципе у нее сейчас совершенно нет времени – закончила она разговор с нами в своем пустом зале салона.

Если поговорить не удается, инспектора включают режим официального востребования документов и протоколов. Что и было сделано в тот же день.

Вот такие вот дела бывают. Знаю, что сейчас дама из парикмахерской упирается, тормозит процесс и отказывается сотрудничать. В зависимости от правонарушения, наказанием за проступки такому работодателю может угрожать штраф в размере до 1200 евро. 

Чем закончится это дело - обязательно напишу позже. Так что, не переключайтесь.

Мифы и легенды трудовых отношений

24.11.2022

Сегодня поговорим о мифах и легендах, которые всегда стойко держатся в нашем сознании и всегда с большим трудом развенчиваются. 

Миф №1: Человека, пребывающего на больничном, нельзя уволить.

Почему же, очень даже можно. Как работник может разорвать трудовые отношения пребывая на больничном, так и работодатель. Правда, работодателю придется сесть и в письменной форме основательно обосновать вескую причину увольнения. Например, веской причиной может стать тот факт, что его работник провел на больничном более четырех месяцев в году. Ну или, получив извещение о сокращении, можно конечно уйти на больничный с надеждой на продление рабочих отношений, но тут в Эстонии это не будет иметь никакого эффекта. Если написано, что 30 числа – последний день на работе, значит 30 – у вас будет последний рабочий день, невзирая на то, лежите ли вы в больнице или нет. Или вот случай: женщина заболела в последний день перед сокращением. Ее интересовало, оплатит ли работодатель ей больничный. Оплатит, но только вот тот самый один последний день. Дальше, начиная только лишь с седьмого дня болезни, оплачивать будет Касса здоровья. 

 

Миф №2: Пенсионеры и люди с ограниченными возможностями могут увольняться, не соблюдая сроки предуведомления.

Нет, ибо в соблюдении срока предуведомления для пенсионеров и людей с ограниченными возможностями особых льгот в законе не предусмотрено. Со дня уйти с работы можно только если об этом есть договоренность с работодателем, ну или чрезвычайная причина. А если нет, действуют общие правила. Находясь на испытательном сроке, уведомить работодателя о своем решении разорвать трудовые отношения нужно за 15 дней. И за 30 дней – если испытательный срок закончился. 

 

Миф №3: Статью про увольнение на испытательном сроке "придумали" исключительно для работодателей.

Кстати, это один из самых популярных мифов среди работодателей. Они действительно удивляются и даже немного изумляются, услышав от юристов, что испытательных срок – это время для оценивания друг друга обеими сторонами, а не только для пристального изучения под лупой новоприбывшего работника. Работнику тоже может не понравится работодатель или работа и он спокойно, отработав 15 дней предуведомления, помашет тому на прощание рукой. Наверное этот миф плотно засел в головы только потому, что находящимся на испытательном сроке работником легче расстаться на основании: "Не достигнута цель испытательного срока". 

 

Миф №4: Устный трудовой договор – это тоже самое, что письменный.

Ничего подобного. Например, работодатель нанимает в клининговую компанию или на стройку работника. Они очень быстренько обсудили устно основные нюансы: что делать и какая зарплата, пожали друг другу руки и разошлись. И вот работает человек два месяца, три, шесть и не подозревает, что устный трудовой договор по закону может существовать только две недели(!). Если изначально предполагалось, что ваши отношения будут более продолжительными, требовать письменный договор можно с первого дня работы. И пока длятся ваши рабочие отношения, вы должны его требовать, желательно письменно. Ибо коварность вот этого всего "на словах" трансформированного из чего-то во что-то никак не поможет вам потом при случае потребовать зарплату или отпускные, которые работодатель решит не выплатить. Комиссия по трудовым спорам или суд захотят увидеть документы и вам сначала придется доказывать, что договоренность была.

 

Миф №5: Внесение записи в трудовой реестр о прекращении трудовых отношений – это и есть увольнение.

Нет, это еще ничего не значит. И пока нет письменного отказа от трудовых отношений одной из сторон (электронная почта, сообщение, лист бумаги –  все что угодно, лишь бы, как говорят юристы, в письменно производимой форме) – трудовые отношения продолжаются. Если работодатель решил разорвать трудовые отношения с работником, он должен сначала уведомить его письменно о том, почему он увольняет, по какой причине и только тогда, в течении 10 дней после окончания трудовых отношений, внести об этом запись в трудовом реестре. Если он почему-то побежал сначала вносить запись в реестр, забыв уведомить об этом вас – это прямая дорога к оспариванию вами этого факта.

О личном…

07.11.2022

Помните, я писала про то, что мне везет на хороших людей? Я их называю знаковыми. Думаю, у каждого из нас есть такие, кто каким либо образом повлияли на нас и нашу судьбу. Иногда даже одной своей фразой… 

Когда-то давно, когда я была еще молода и красива (теперь, понятно, я просто красива), оканчивая библиотечный колледж, я стала задумываться о работе. В библиотеке работать не хотелось от слова совсем. Мне нравилось читать, но не нравилась тишина, которая сопровождает все библиотеки мира. И очень не хотелось быть похожей на ту тетю-библиотекаря, к которой я ходила в далеком детстве: то есть закутываться в бабушкину шаль, цеплять на нос очки и злобно зыркать из-под них на тех, кто излишне громко перелистывал страницы книг в читательском зале. Вот почему-то именно эта картина меня сопровождала тогда. Поэтому, придя на практику в библиотеку, я пылко заявила: "Never ever я не хочу тут работать!". "А где же ты хочешь?" – спросила у меня заведующая библиотеки, очень интеллигентная и умная женщина. Ответа я не знала. Говорю же, я была тогда молода и не очень хорошо себя понимала. "Ну я хочу работать там, где много людей" – промямлила. 

Надежда Павловна пожала плечами, поправила шаль на плечах (да, в библиотеке было холодновато, а современных шарфов тогда еще никто не знал) и посоветовала: "Наверное, тебе стоит попробовать журналистику". Я ничегошеньки не знала про этот вид деятельности, я никогда в жизни не писала ни одной заметки и у меня не было ни одного знакомого, кто хотя бы косвенно был связан с масс-медиа, но на следующий день я пошла искать работу в газетах нашего города. И оказалось, что писать я могу. Вот так, с легкой руки и одной фразы Надежды Павловны, я попала в журналистику. 

Или вот еще один знаковый для меня человек. Когда меня спрашивают, как я устроилась на работу в Инспекцию труда, я отвечаю коротко: "Увидела объявление о работе". Все так, но с некоторыми оговорками. В тот день я пришла в Центр беженцев, где мне рассказали план действий на будущее и записали на первый прием в кассу по безработице. И предложили сразу же научить, если хочу, пользоваться сайтами по поиску работы. Обучала меня милая девушка, тоже украинка, только уже давно живущая в Эстонии. Я не знаю, как ее зовут, но теперь я постоянно держу ее в памяти. Потому что это именно она, рассказывая и показывая, наткнулась на объявление от Инспекции труда: “Ищем специалиста по коммуникациям”. 

– Ой, это очень интересная работа и тоже связана с журналистикой! – сказала она и повернула монитор ко мне ближе. – Вот, посмотрите.

Я прочитала перечень требований к кандидату и…

– Ой нет, я не пройду, – стала отказываться. – Мой уровень английского не так хорош, как тут хотят да и вообще…

– А вы попробуйте-попробуйте, – еще ближе и очень настойчиво пододвинула она монитор ко мне. – Отказаться всегда успеете, а это маленький шанс, которым всегда стоит воспользоваться. 

Я пришла домой, подумала немного и решила попробовать. Так что, девушка с Центра беженцов на Niine, 2 – я ваш должник! 

А еще мне просто невероятно повезло и по приезду в Эстонию я попала в семью. Вот представте: папа, мама, двое детей. У них своя жизнь, работа, увлечения, друзья. И в какой то момент они начинают рушить свой привычный ритм ради беженки с ребенком. Они ее селят у себя дома и начинают по новому налаживать свой быт теперь уже с учетом еще двух человек. Они меняют пароль вай-фая на "Слава Україні" и не дают возможность почувствовать себя чужой. Они помогают устроить ребенка в садик и свою первую подработку я получаю именно благодаря им. Подсказывают, как в Эстонии проходят собеседования и подбадривают, когда я иду устраиваться на работу. Они учаться варить украинский борщ с пампушками и мечтают после войны обязательно приехать в Украину. В программе первым пунктом – отведать картошку. Ведь мой сын буквально в первые дни, попробовав эстонскую, без всякой дипломатии, разнес ее в пух и прах, заявив, что самая вкусная в мире картошка –  у него дома, в Украине. И когда приходит время переселятся – находят квартиру, дают мне хорошую характеристику, снабжают кучей мебели и вещей (потому что жилье пустое) потом помогают таскать эту мебель и… Да что там, Кайди и Райво (а также Хендрик и Теодор) Ruusalepр, моя приемная семья – я вас очень люблю!

Инспекция труда – кто мы, что мы и зачем?

28.10.2022

Вы знаете, что из себя представляет Инспекция труда Эстонии? Или, вернее сказать, какой ее представляют окружающие? Навеяно комментариями в социальных сетях, где что только не пишут диковинного, в том числе и про Инспекцию. И вот чувствуется, что многие и не в курсе, кто мы, что мы и зачем…

Вот, например, к нам с письмом обратился мужчина. Он был зол на своего работодателя, который стал задерживать зарплату. Справедливо негодуя, мужчина требовал быстрого и молниеносного наказания. Юрист в ответ очень обстоятельно и детально расписал права и обязанности обеих сторон в этом конфликте, а также совет: что мужчина может предпринять, чтобы решить свою проблему. Проходит две недели и в Инспекцию прилетает второе письмо от этого мужчины. "Эх вы, писаки!", – обзывает он всех сотрудников сразу и обиженно добавляет: "Вы не то, что не приехали, вы даже не соизволили позвонить моему работодателю, чтобы отчитать его!". То есть человек пожаловался и засел ждать, когда вместо него Инспекция приедет разбираться?

Вообще то роль Инспекции, если говорить официальным языком – с помощью мер профилактики, разъяснения, примирения, а при необходимости и вынесение решений (комиссия по трудовым спорам) убеждать участников трудовых отношений в необходимости соблюдать закон. А также объяснять и работодателям, и работникам, что соблюдение закона – в их взаимных интересах. Ну а если говорить проще – Инспекция контролирует исполнение норм закона о трудовом договоре (правильно ли оформлен договор, корректна ли запись в регистре трудовой деятельности, соблюдаются ли условия труда, предоставляются ли средства индивидуальной защиты, сделана ли оценка риска в трудовой среде и так далее). И уж никак не гоняется с битой наперевес по всей Эстонии, громя направо и налево всех, на кого пришла жалоба. Ну или вытряхивая,  в прямом смысле силовым методом, из недобросовестных работодателей невыплаченные зарплаты. Почему-то многие именно этого и ждут. И бывают очень и очень разочарованы, когда узнают, что в Инспекции нет на балансе ни бит, ни дубинок, а юристы и инспектора вооружены только знанием закона и желанием помочь. И всегда пытаются усадить за стол переговоров обе стороны конфликта и в сотый раз рассказывают всякую ерунду (так иногда нам говорят) об их правах и обязанностях. 

– Запишите номер моего работодателя, запишите, – командует звонившая. – Оштрафуйте его, или под суд отдайте! Он, бессовестный, пообещал мне платить 1500 евро, а ни разу за три месяца так этой суммы и не заплатил. Тычет мне частями какими-то. Обманывает меня! 

Через 5 минут разговора выясняется, что девушка на испытательном сроке, но уже два раза успела сходить в отпуск (поэтому и не было полной суммы), а работодателю она про свои подозрения в его недобросовестности даже и не намекала. "Вот еще! А вы там для чего сидите в этой Инспекции? Разве не для этого?!" – изумленно вопрошает. 

Кстати, отсутствие общения между работником и работодателем – это просто классика. В большинстве случаев при разбирательствах конфликта, оказывается, что стороны накапливали обиду друг на друга, но сесть и поговорить – не додумались.    

– А вы говорили с работодателем? Что написано в вашем договоре?

– Ну нет. Может вы ему позвоните, потребуете, а?

Или еще из прочитанного:

– У вас там только на бумаге все так красиво написано, а в реальной жизни у работников никаких прав нет! Никакого трудового договора, про который вы говорите, я в глаза не видел! По факту, вы только работодателей защищаете, а не нас!

И что тут скажешь? Хотя, если бы все работники знали свои права и четко их озвучивали, недобросовестные работодатели не могли бы использовать тех, кто "в глаза не видел свой договор". Или тех, кто согласен на стройплощадке работать на шатких лестницах и делать высотные работы без специальной защиты. А там смотри, и трудовые отношения у всех наладились так, как этого добивается Инспекция труда. 

"Я устал. Я ухожу" или Как происходит разрыв трудовых отношений

20.10.2022

А вы знаете, как правильно разрывать трудовые отношения? Потому что неожиданно выяснилось, что существуют некоторые различия между тем, как это делается, например, в Украине, и как – в Эстонии. 

Итак, вы решили уходить с работы. Объявить во всеуслышание: "Я устал. Я ухожу. Все решено, не смейте меня задерживать!" и громко хлопнуть дверью не получится. Эффектно, конечно, но абсолютно не действенно. Потому что потом здравый смысл очнется и начнет спрашивать: "Эй, чувак, а тебе кажется должны выплатить расчетные, где они?" А нет. Работодатель не сможет их выплатить, пока вы с ним официально не разорвете трудовые отношения. При том, что в Эстонии работает такое понятие, как волеизъявление работника, когда вы письменно (и не важно, шариковой ручкой это напишите на бумаге, пошлете е-мейл или даже настрочите через какой-то мессенджер –  главное, чтоб это было в письменно воспроизводимой форме) изъявите свою волю работодателю: "Я такой-то или такая-то, прекращаю трудовые отношения с таким-то работодателем". Обязательно укажите дату, когда вы приняли столь судьбоносное решение. Даже если вы проработали у этого работодателя всего две недели и у вас был устный трудовой договор – "УСТНО" уходить не рекомендуется ни разу, только письменно. Кстати, это касается и работодателя.

Волеизъявление работника – это особенность, про которую я упоминала выше. Мы все-таки привыкли к тому, что у нас "просят начальника уволить" и он своей милостью потом отдает распоряжение: готовит приказ, заставляет секретаря привести в порядок документы, бухгалтера все подсчитать, делает отметки в тысяче и одном журналах и так далее. Тут же делается упор и внимание больше на работника. От него требуется очень внятно выразить свою волю. Недавний случай – тому подтверждение. Женщина обратилась в Инспекцию труда по поводу того, что ей не выплатили расчетные (зарплата, неиспользованный отпуск). Оказалось, что написала она заявление об увольнении "вольным стилем", то есть попросила уволить себя либо по согласию сторон либо по собственному желанию. Именно так и написала. Мол, представила начальнику право: как он хочет, так пусть и увольняет. Работодатель-эстонец, получив такое письмо, взялся крутить его так и эдак, разве что на зуб не пробовал, но понять, что его работница имела ввиду, так и не понял. И отложил вбок, до выяснения обстоятельств, так сказать. А женщина, не дождавшись выплат, пришла жаловаться. Конфликт был, естественно, улажен, но подобные случаи не одиноки. 

В обычном порядке работник может разорвать трудовые отношение со своим работодателем ничего не объясняя, а вот работодатель – нет. Он всегда должен обосновать свой отказ от трудового договора. То есть ответить на вопрос: почему он не хочет или не может больше видеть вас на работе? Например, он обанкротился и у него нет денег на зарплату. Случились какие-то чрезвычайные события. Ну или этот работник больше четырех месяцев в году находился на больничном. Или был злостным прогульщиком и выпивохой. Причина должна быть важна и доказуема. Потому что, если работник уверен, что он хорошо работал, а работодатель написал: "не справлялся с рабочими заданиями" – можно смело обратиться в комиссию по трудовым спорам. Кстати, если разрыв трудового договора происходит в чрезвычайном порядке и по причинам, исходящим от работодателя (серьезные задержки или невыплаты зарплаты, оскорбления, унижение и все, что подпадает под термин "трудовая эксплуатация"), работник имеет право требовать в комиссии по трудовым спорам компенсацию от работодателя в размере трех средних заработных плат. И если вот прямо сейчас кто-то, прочитав это, саркастически хмыкнул, то вот наша статистика только по гражданам Украины. С марта по август от них поступило 47 заявлений в комиссию по трудовым спорам. Подавляющее большинство требований – работодатель не выплатил заработную плату или отпускные. Общая сумма претензий, которые выставили работники в своих трудовых спорах, составляет 215135 евро. А это значит, что в среднем сумма претензии на каждого составляет 4600 евро. 

И чтоб не забыть: если работник уходит с работы по собственному желанию или по согласию сторон – он не сможет рассчитывать на выплаты по безработице. Такая возможность есть у тех, кто разрывает трудовой договор с работодателем по чрезвычайным обстоятельствам, окончанию срочного трудового договора, сокращения, а также тем, кто прекращает отношения во время испытательного срока.

Еще один важный моментсроки предупреждения. Работник должен уведомить своего работодателя письменно о том, что он хочет уволиться – не позже, чем за 30 календарных дней и отработать их. Если же вы находитесь на испытательном сроке – за 15 календарных дней. Можно, конечно, уйти со дня на день, но это если  работодатель готов с вами расстаться по обоюдному согласию.

И да – увольнений задним числом не бывает!

 "А что там в законе написано про увольнение?"

Переезд. И этим все сказано.

04.10.2022

Всю прошлую неделю я была занята переездом с одной квартиры на другую. Как там в пословице: “Один переезд равен двум пожарам”? Истинная правда. Как же человек быстро обрастает вещами! 18 марта я приехала в Эстонию с сыном, одним маленьким чемоданчиком из серии "ручная кладь для самолетов" и рюкзаком. А теперь у меня набралась гора каких-то коробок. Сама не пойму, откуда все взялось. 

Кроме того, новая квартира оказалась абсолютно, невинно пуста и потому я металась по Таллинну в поисках холодильника со стиралкой, кухонных шкафчиков, а также шкафа, дивана и стола со стульчиками. Вторичный рынок был изучен вдоль и поперек, телефон стал набухать от переписок на нескольких языках сразу: "Шкаф в наличии еще есть?". "Бронь, но если его завтра не заберут, я вам сообщу". Забирали, как правило, все. Ситуация усугублялась отсутствием личного транспорта,  и присутствием приписок в объявлениях "Только самовывоз!". "Ну если у вас есть в наличии двое мужчин, шкаф можно будет не раскручивать", – перевел мне гугл сообщение на эстонском от девушки, которая продавала мебель. "Нет, увы, у меня в наличии всего-лишь один, да и тот в оренде" – ответила я ей и тут же позвонила дочери, чтоб она напрягла своего бой-френда. Все таки я потенциальная теща и если потенциальный зять хочет иметь в ее лице союзника, а не некую злобную выхухоль – то он должен помочь. Побыть эту неделю извозчиком, грузчиком, мебельщиком ну и по мелочи там: прибить полки, подкрутить краны. Перед такими доводами устоять было не возможно, поэтому за оказанную помощь бой-френд назначен мною "самым любимым зятем октября". А может и ноября – мне еще кое-что на кухню нужно покупать:) Муж дирижировал процессом с Украины и потенциальным зятем тоже остался доволен. 

Но самое интересное в этом всем – мое новое жилье. Cтарый деревянный дом (ему без малого 100 лет), второй этаж и печное отопление. Это что-то невероятно диковинное и давно забытое! Так как теперь помимо покупки еды меня всегда будет интересовать и покупка дров. Лучше, конечно, дубовых или буковых – так мне подсказал интернет – из-за их хорошей теплоотдачи. Но стоят они чуть меньше крыла самолета, поэтому счастливые обладатели печек в доме советуют не парится, а вполне нормально обойтись более дешевыми березами, ольхами и ясенями. 

Ванны как таковой там нет из-за отсутствия места. Я представляю, как тяжело было хозяевам придумать место, куда впихнуть это чудо цивилизации – маленькую душевую кабинку. В коридоре? Мешает зайти. В комнате? Мешает жить. Осталась кухонька и после, подозреваю, упорного раскладывания “тетриса" кухонной мебели, душевая кабинка благополучно была вжата в угол. Возле плитки и рукомойника, одновременно исполняющего роль умывальника. Зато в жертву была принесена стиральная машина. Но у меня активный ребенок, который любит прыгать по лужам и лазать по детским площадкам. Я только на секунду мысленно увидела перед собой тазик и гору грязных вещей, так сразу бросила все и побежала, роняя тапки, реабилитировать стиралку. Ну и прощаться со столом на кухне. Тут без жертв никак не обойтись.

А еще у нас есть место для занятий балетом. Это я так его называю. Там нужно держать спину, ноги ставить в одну из позиций и делать деми-плие. Без "деми-плие" и болеет низкого гранд-плие" ну никак не поместится при закрытых дверях в туалете. Ибо туда упираются лоб и колени. Не очень удобно. А когда балет – то очень даже ничего.

Но самое главное – мне все нравится! В туалет я захожу всегда с улыбкой, хихикая и практикуя деми-плие. В комнату тоже – она очень уютная и самое главное – солнечная. Печка – напоминает мне бабушку с дедушкой и детство. А кухня с душевой это, согласитесь, намного лучше, чем кухня  и вся квартира без душевой. И еще мне везет на очень хороших людей, но об этом как-нибудь в другой раз. 

Как нас дурят...

19.09.2022

 

Группы в Фейсбуке, как по мне, это величайшее “изобретение” человечества. Столько полезной информации, сколько я узнала там – не сравнимо ни с одним справочным бюро. Какие документы нужно оформить беженцу по приезду в страну, куда обратиться в первую очередь, как в садик попасть и все в таком же духе. Но в последнее время наблюдаю перекос. Быстро разнюхав, что да как, в многотысячные группы украинцев стали просачиваться... хм... не очень хорошие люди. Я бы назвала их проще – аферистами и мошенниками, но поскольку не хочу прослыть злобной выхухолью, обзываться не буду. 

Все в курсе, что сейчас одна из самых больших проблем для беженцев – найти работу. Которая накладывается на еще одну – полное не знание трудового законодательства Эстонии. Этим и пользуются всякие не очень хорошие люди. И вот уже запестрели в группах всяко-разные объявления о найме на работу. Далеко ходить не надо. Буквально вчера наткнулась на такое: “Требуются медсестры”. Зарплату предлагают хорошую, притом именно в медицинских учреждениях. Готовы даже брать с не очень большим опытом работы. Среди предполагаемых плюшек от “работодателя”– пункт “БЕСПЛАТНАЯ ВАКАНСИЯ”, которую написали жирными буквами и капслоком. Наверное, чтоб все соискатели грохнулись в обморок от невиданного подарка судьбы и сразу же побежали писать на указанный внизу украинский номер телефона. На viber\telegram, конечно же. Ибо, кто ж его знает, может тут в этой Эстонии все вакансии стоят кучу денег, а все порядочные работодатели сидят на вайберах? На самом деле, именно из-за этих пунктов про бесплатную вакансию и официальное трудоустройство мы должны сразу споткнуться. В Эстонии нет агентств, которые берут деньги за трудоустройство (это незаконно), а предлагать официальное трудоустройство – это вообще даже не уровень обсуждения, а законная практика. Потом вайбер для эстонцев – это что-то диковенное. Все деловые переписки они предпочитают вести по электронной почте. Но даже если это выглядит для кого-то не убедительным – идем читать комментарии. Там без всяких реверансов и учтивых поклонов люди четко пишут, что в медицинских учреждениях Эстонии можно работать по специальности только с подтвержденным дипломом, предварительно сдав квалификационные экзамены на эстонском языке. Правда, есть единичные исключения из правил, но уж поверьте, что давать такие объявления о работе в Фейсбуке без ссылки, ни одно медицинское учреждение не додумается. У них для этого есть специальные сайты.

Ну эти нехорошие люди с подобными объявлениями о найме на заводы, которых не существует или в неназванные больницы – это мелкие рыбешки. Потому что, попадаются в группах рыбы посерьезней. Например, некая компания (с логотипом даже) объявила, что ищет сотрудников, в обязанности которых входит “отправка финансовых платежей на счета корпоративных клиентов”. Работу обещали полностью официальную (вот тут соискатели должны споткнуться, но нет) и удаленную. Сколько людей попалось на удочку, неизвестно. Потому что в Инспекцию обратилась лишь одна женщина. И вот она рассказала, что начала работать удаленно и параллельно с этим переговариваться с работодателем. Ее не смутило, когда ей сказали заплатить за оформление трудового договора 30 евро. Не насторожило, когда в графе получателя денег была указана какая-то “Зюзя Муськина”, а не компания с логотипом. Не удивило, что кто-то там в этой компании “оказался” криворукий, ввел в реестр неправильные данные и теперь она должна снова перекинуть вышеупомянутой Зюзе 30 евро. И даже не заставило подумать, когда “работодатель” снова возжелал на что-то там 60 евро. Нет, обычное дело в чужой стране Эстонии, наверное подумала женщина и перевела Зюзе очередной транш из своей еще ни разу не полученной зарплаты. Зюзя на том конце окончательно осмелела и уже без всякой причины потребовала еще 100 евро. А то ничего своей работнице не выплатит, о как! И вот наконец свершилось! Женщину стали терзать смутные сомнения и она решилась поведать свои опасения Инспекции труда. Когда же в компанию с проверкой пришел Инспектор – оказалось, что они ни сном, ни духом не ведают об еще одной фирме, которая прикрывшись ихним именем, выкачивает с доверчивых людей деньги.

Трудовой инспектор-юрист Инга Хеннинг, которая периодически рассматривает подобные жалобы, советует всем соискателям работы быть внимательными с объявлениями в социальных сетях. Маши, Кати, Вали и Юлии, которые предлагают солидные заработки без четких указаний, что нужно будет делать и где работать – должны вызвать у вас сомнения. Как и указанный вайбер. Не поленитесь загуглить этот номер – он может оказаться в “списке мошенников” или засветится совершенно под другой компанией-однодневкой. Никому и никогда не переводите деньги за оформление договоров или агентствам за поиск работы. Тут это незаконно!

Мое лицо, когда вижу объявления в Фейсбуке со словами "Бесплатная вакансия" и "Официальное трудоустройство"

"Сколько языков ты знаешь – столько раз ты человек"

16.09.2022

Недавно меня посетили умные мысли. Вот уже несколько месяцев я изучаю эстонский язык, сопровождая его "плачем Ярославны" из-за тяжести восприятия. Нет, слов из песни не выкинешь – язык, без сомнения, ужас-ужас. Если точнее – занимающий верхние строки в топе "самых-самых тяжелых", но… Обратите внимание, практически все эстонцы свободно говорят как минимум на нескольких языках: родном и английском, понимают финский, а те кто постарше – еще и русский имеют в свободном владении. Ладно, сделаем поправку на финский: эстонский принадлежит к этой языковой подгруппе, у них одинаковые корни – это как для украинцев русский. Куча слов похожих, всегда можно объясниться. Но а остальные-то? Там же никакого совпадения и похожести. И вот на тебе, выучили и говорят! 

Помню сначала для меня стал открытием тот факт, что эстонские дети даже садиковского возраста уже изъясняются на английском. А школьники – прям очень уверенные спикеры. В Украине этот английский долбят сначала в садике, потом 11 лет в школе, пытаются учить в училищах и институтах, нанимают репетиторов, а языковых школ у нас развелось, как грибов после дождя и в итоге украинцы если и знают иностранный, то в большинстве своем на уровне собачки: все понимаю, а вот сказать не могу.  В Эстонии репетиторство не очень то и развито, языковые школы есть, но заметно меньше, а английский – very well не только у взрослых, но и у детей. Сначала я думала, что Эстония обладает какой-то современной методикой изучения иностранного. Но нет, ничего сверхъестественного: дети беженцев, которые пошли в школу еще весной, могут это подтвердить. Потом у меня возникали версии, типо: много айтишников, много смешанных пар, дети-билингвы… Аж пока знакомая эстонка на мое "как же так?!" пожала плечами и объяснила: Украина, мол, огромная страна, нет большой нужды знать чужой язык, а Эстония –  маленькая. У нее нет возможностей покрыть все эстонским контентом. Поэтому иностранные фильмы и мультики тут транслируются языком оригинала. Максимум – с эстонскими субтитрами. Английский слышен везде и всюду. Дети по телевизору смотрят английские мультики, слушают английские песни и как-то незаметно сами для себя и их родителей начинают говорить. Точно так же, как эстонцы, которые застали “советский союз”, теперь довольно сносно говорят на русском: его было много, кругом, на вывесках, в школе и институтах. Они просто вынуждены были его знать.

И пока я стенаю над эстонским, мой ребенок, попав практически сразу по приезду в местный садик, сейчас бойко выдает мне целые фразы. Не говоря уже о такой чепухе, как счет до двадцати и эти "здравствуйте-пожалуйста-спасибо". Погружение в языковую среду оно такое. Срабатывает ну просто на ура. 

…Одного не понимаю до сих пор: как русскоязычные жители Эстонии умудряются всю жизнь прожить в Эстонии и не научится говорить по-эстонски? 

А вы ходили к врачу-гигиенисту?

14.09.2022

Недавно очень близко познакомилась с Законом о гигиене и безопасности труда. Может быть, в Украине и есть что-то похожее на сей документ, но, подозреваю, он по большей части бездействует. Конечно, у нас есть структуры, которые обязывают своих работников проходить классический медосмотр в обычной поликлинике, но большинство таким не страдает. В Эстонии же это действующий закон, за исполнением которого зорко следят все порядочные работодатели. Потому что тут выгодно интересоваться состоянием здоровья своих подчиненных и не допускать извещение о том, что кто-то из них получил профессиональное заболевание или еще чего хуже. А ведь тогда лечи, компенсацию выплачивай – перспектива для работодателя не веселая на самом деле. Так что действуя по принципу: лучше перебдеть, чем недобдеть, в Эстонии работники раз в два-три года проходят специальный медосмотр. В принципе, насколько часто должен проводиться контроль состояния здоровья определяет врач по гигиене труда, однако это должно происходить не реже одного раза в течение трех лет, а в случае несовершеннолетнего работника – каждый год. Ну а новеньким проверится – это уж обязательно.

Предварительно работодатель должен оценить факторы риска рабочей среды на своем предприятии (в этом ему может помочь и помогает Инспекция труда) и от этого будет зависит, каких именно врачей работник будет проходить. Например, если работа связана с грузами – будут проверять физическое состояние, мышцы, опорно-двигательный аппарат и тд. Если работа в основном происходит в офисе за компьютером, то проверяют психику, зрение, степень сколиоза. 

Для меня, как представителя того самого офисного работника, это был интересный опыт. Итак, извещение о походе в больницу уже пришло, но предварительно просят заполнить специальную анкету. Первая страница – общие вопросы о твоем здоровье. Бодро отрапортовав, что ничем серьезным не болела и на мне “пахать можно”, пошла по опроснику дальше. И вот тут началось самое интересное. На десятой странице я сбилась со счета от количества всяких интересных вопросов. Потом начала сомневаться: а точно ли я это заполняю для врача по гигиене труда или меня прямо сейчас отбирают в какую-нибудь секретную службу? Закрадывались сомнения, что, кажется, по таким тестам составляют психологический портрет. Потому что вопросы периодически повторялись, а отвечать на них нужно было выбирая между: “почти всегда”, “никогда”, “бывает”  и так далее. “Угрожали ли вам насилием на работе в течении последних 12 месяцев?” – спрашивали у меня серьезно. И пока я выпучивала глаза и представляла, как мои милейшие во всех отношениях коллеги начинают мне угрожать и наносить побои, в анкете настойчиво продолжали интересоваться: “А вы точно не испытывали насилие? Над вами не издевались?”. И все в таком духе: “А как вы спите? Как часто вы просыпаетесь и не можете уснуть? А голова у вас часто болит? Нет? А живот? А может у вас проблемы с мышцами? Как часто вы чувствуете себя выжатым? А утомленным? А эмоционально опустошенным? А уставшим? И что, так таки физически вам ни разу не угрожали, нет?”...

Потом становится понятно, что таким образом проверяют мое психическое и эмоциональное состояние. Если тесты показывают “выгорание” или еще какие-то соматические проблемы – врач по гигиене труда рекомендует человеку сходить на беседу к психотерапевту, а работодателю придет извещение о такой-то проблеме со здоровьем у работника. Непосредственно в больнице проверяют зрение, слух  и остальные нужные для обследования общего состояния анализы. Мне, например, врач выписал очки для чтения. И часть потраченных денег на них вернули – но это уже плюшки от моего работодателя.

То есть самое главное тут – всеми силами не допустить, чтоб твой работник получил диагноз "профессиональное заболевание". Кстати, по статистике, наиболее "опасными" в этом деле являются лесорубы, трактористы, водители, а также складские рабочие, швеи и продавцы. Наиболее распространёнными профессиональными заболеваниями являются болезнь от перегрузок и вибрационная болезнь. Связанные с работой заболевания могут диагностировать только врачи по гигиене труда в центре профессиональных заболеваний и гигиены труда Северо-Эстонской региональной больницы. И если там решат, что долговременное, хроническое заболевание (именно с такой формулировкой) работника связано с работой, они уведомляют об этом факте не только непосредственного работодателя, но и Инспекцию труда. Которая в свою очередь должна установить, если такое имело место быть,  вину работодателя - например, были нарушены требования безопасности, не были предоставлены средства защиты и так далее) и перенаправить свое заключение в Департамент социального страхования. Впоследствии все это влетает в копеечку для работодателя. И хоть профессиональные заболевания все же довольно редко наносят вред здоровью (в году регистрируется около 20 таких случаев), но при их выявлении и доказательствах, работодателю могут выставить иск о возмещении ущерба. И вот именно этого стараются не допустить.

Свой среди чужих или полгода в Эстонии

29.08.2022

– Ну как, ты уже привыкла к жизни в чужой стране? – спросили меня недавно.

Ну за полгода можно медведя научить ездить на велосипеде, а не только привыкнуть к стране, которая к тому же приняла тебя с распростертыми объятиями, обогрела, накормила, предложила кров и защиту. Да, я почти привыкла. Я с неким азартом пытаюсь учить эстонский язык (но, елки-палки-лес-густой, насколько же он тяжелый! Подозреваю, что медведь более способный ученик и пока я “доползу” до уровня А1, он уже будет на своем велосипеде прыгать тройное сальто с пируэтом). Я насобирала за эти месяцы (не знаю, как так вышло) стратегический запас шапок, рейтузов с начесиком и всяких панталонов с подогревом – в Эстонии суровый климат. Что-то из разряда “я выглянула в окно, а там легкий ветерок колышет арматуру, мимо пролетают птицы, мелкие домашние животные и дети до 8 лет”. И когда этот ветерок пытается чуть ли не содрать с тебя кожу лица, как единственно неприкрытый участок тела, приятного мало. Надо утеплятся. И обвешиваться, как новогодняя елка, светоотражателями: на замену светлым ночам скоро придут ночные дни. Это когда в 8 утра только светает, а в 3 дня уже темнеет. Зато если повезет, можно увидеть настоящее северное сияние! Явление редкое, но в этому году в январе его видели в Нарве, в Йыхви и даже в Таллинне. И чем не бонус, ведь правда? Где еще вы сможете посмотреть сие невероятное природное явление?

Я на 80% привыкла к местным продуктам. У меня уже не разбегаются глаза от неимоверного количества бесконечных лотков с уже приготовленной едой в магазинах. Ну те, которые: купи, подогрей, съешь. Я оценила эстонский юмор про то, что у них самый необходимый предмет на кухне – это ножницы. Чтоб разрезать упаковки с готовой едой или филигранно нарезанными и предварительно отваренными овощами для салата. Не помню я у себя в Украине такого изобилия. У нас даже в самом большом супермаркете этот холодильник будет стыдливо отодвинут в уголок и там будут перекидываться разве что “холостяцкие” пельмени с видавшей виды замороженной пиццей. Зато вечером после работы эстонские родители в полном составе тусуются с детьми на площадках и в парках, а у нас бежат домой рысцой, чтобы полтора-два часа стоять возле плиты. Это не плохо и не хорошо, это просто разные привычки и традиции.

Я ко многому привыкла, на самом деле. К мирному небу, где летают только мирные самолеты. К эстонской, просто невероятной, поддержке. К новому кругу знакомых. К транспорту, который ходит, как часики. К отсутствию голодных и несчастных бездомных котов и собак. Но я до сих пор не отвыкла читать новости с моей бедной окровавленной Украины, плакать над ними каждый день и в такие минуты чувствовать себя чужой...

Трудовые эксплуататоры и их жертвы

25.08.2022

Сегодня хочу поднять еще одну очень животрепещущею тему. Это вдогонку к моему предыдущему посту “Бороться и искать, найти и не сдаваться”.

Есть такое понятие, как “трудовая эксплуатация”. Оно также может относится к уголовной статье за торговлю людьми (принуждение к проституции, попрошайничеству, воровству, заключению фиктивного брака и продажи органов). Тема, как видим, серьезная и требующая вовлечения специалистов. Что такое трудовая эксплуатация, как не стать жертвой, на что обратить внимание при устройстве на работу, куда обращаться за помощью – эти и другие вопросы я обсудила с ведущим юристом-консультантом Инспекции труда Владимиром Логачевым и трудовым инспектором-юристом Ингой Хеннинг. Итак, поговорим про…

Про признаки эксплуатации и принудительного труда

Когда говорят о таком понятии, как “торговля людьми” или “принудительный труд” у многих возникает немного киношный образ: человека хватают на улице, “пакуют” в багажник, отбирают документы и садят на цепь. Сейчас такого конечно же уже нет, но “торговцы и эксплуататоры” все равно попадаются. И работают они совершенно другими методами. Есть 11 признаков, которые указывают на то, что вы можете быть жертвой принудительного труда. И там, кроме всем известных удерживания взаперти и физического насилия есть, например, использование уязвимого состояния работника, умышленное предоставление ложной информации об условиях труда. Запугивание и угрозы, включая угрозы невыплаты заработной платы или выдачи нелегальных иностранных рабочих властям. Удержание или невыплата заработной платы, бесчеловечные условия труда и жизни, принуждение к сверхурочной работе. Солидный списочек. Пока сама читала, поняла, что на одной из моих предыдущих работ я, судя по нему, трижды несчастная жертва работодателя-эксплуататора. 

Про отрасли, где процветает трудовая эксплуатация

Строительство, сельское хозяйство (сезонная работа), клининг (уборка). У многих нет заключенных трудовых договоров, соответственно огромные переработки. Например, при норме 170 часов в месяц люди работают по 300-350 и при этом получают минимальную зарплату! Многими используется уязвимое состояние работника, который прибыл из-за границы. Раньше всем иностранцам, которые хотели “зацепится” в Эстонии и попасть на работу с оформлением ВНЖ по работе, работодатель должен был платить среднюю заработную плату по Эстонии. И вот если уж иностранца брали, ему многократно повторялось, что он тут исключительно с доброй воли босса и за эту сумму должен работать в состоянии нон-стоп, 24/7 без выходных и проходных. Большую роль тут играет и менталитет. Иностранцы практически не жалуются. Они всегда думают: “Ну вот, он (работодатель) работу мне дал, рабочую визу оформил, хороший в принципе человек. Как я могу на него жаловаться. Жаловаться – не хорошо” и продолжают тихонечко себе работать по 360 часов в месяц за копейки.

Про случай из практики

Мужчина, где-то около 45 лет, иностранец. Приехал на работу в Эстонию, разбирать свалку автомашин на металлолом. Там же жил в сарайчике и соответственно исполнял работу постоянного охранника этой территории. Еще был незаменим на стройке загородного дома для своего босса. Платили ему исключительно на еду и какие-то авансы. С документами, естественно, был полный ужас. Мужчина был уверен, что работает на какое-то предприятие, которого, как потом оказалось, не существует на рынке труда уже много лет. Кроме того его постоянно держали в страхе, что полиция может депортировать, потому что оформить его тоже не могли из-за каких-то непреодолимых для босса обстоятельств. Как-то этот добрейшей души “работодатель” позвонил среди ночи зимой работнику, чтоб сообщить, что сейчас туда нагрянет с проверкой полиция. Нужно бежать и прятаться в лесу. Наверное, холод хорошо проветривает мозги. Чуть не околевший от мороза работник наконец-то понял, что с его трудовыми отношениями что-то не так и решил позвонить в Инспекцию труда. Но хеппи-энда тут не будет. В какой-то момент он просто перестал выходить на связь. Скорее всего, уехал на родину. Так что снова самое время вспомнить что такое трудовой договор и насколько он важен для всех сторон трудовых отношений.

Про объявления о найме на работу

Интернет – великая сила. И в тоже время место для поиска доверчивых людей, на которых можно заработать. Итак, в первую очередь вас должны напрягать объявления, где выделенным жирным шрифтом пишут: “Официальное трудоустройство!” “Трудовой договор!”, “Переработка по договоренности”... Ребята, это вещи, которые и так подразумеваются! Их не нужно выпячивать, как достижение. Это прописная истина, подтвержденная законом. Также, в последнее время появилось множеств “фирмочек”, которые зарабатывают, как агентства по трудоустройству. Они рассылают по группам в Фейсбуке яркие заманчивые объявление о поисках работников, опять таки обещают официальное трудоустройство и кучу других “пряников” и за подробностями просят обращаться на... вайбер. (Эстонцы практически не используют его). Дальше – как повезет. В Эстонии запрещено брать деньги с соискателей работы, но для “фирмочек” с вайбером – это нормально. Нужно же им как-то зарабатывать?! А если вас таки устроят на работу, то с вероятностью в 95% вашим работодателем будет значится эта фирма-посредник, которая предложила работу, и она же вам будет выплачивать зарплату. Какую уже сама посчитает нужным, а не ту, которую на самом деле назначило предприятие-пользователь и которую оно каждый месяц исправно посылает на счет фирмы-посредника.

Про пробный день

Из письма в Инспекцию труда: “Я хотела устроится на работу в пиццерию. Мне сказали, что у них есть обязательный пробный “день”. Я две недели проработала, а потом мне сказали, что я им не подхожу. И денег не заплатили, потому что, оказывается, я просто приходила “посмотреть” и все время была на пробном дне”. Давайте объясним – таким понятием, как “пробная работа” может оперировать только Касса по безработице (Töötukassa). В ее полномочиях отправить соискателя на предприятие осмотреться, понять, подходит ли ему эта работа. Максимум на один день. А вот работодатель не всегда может говорить про пробный день или тем более месяц для тех, кто хочет устроиться на работу. Ибо если ты взял в руки молоток, забил им гвоздь или замесил тесто на пиццу – это признак трудовых отношений, которые, как правило, должны оплачиваться.

Про порядочных работодателей и не очень

Периодически в группах встречаются такие вот обсуждения: как найти честного работодателя? Может сайт такой есть со списком хороших работодателей и плохих? Идея хорошая, но таковых в Эстонии нет. Даже публикации про те предприятия, где не выплачивалась заработная плата и уже вынесены судебные решения – не очень то, как оказалось, влияют на чью-то изначально подмоченную репутацию. Так что большой совет: залезать с ногами в интернет и гуглить всю информацию про фирму, на которую вы хотите пойти на работу. Буквально первые ссылки выведут вас на регистры – там есть информация, кто член правления, платятся ли налоги, есть ли судебные решения по этой фирме и так далее... Так же обратите внимания: если на фирме работает много людей, а в регистре указаны один-два работника, то это уже вам повод задуматься. Вероятней всего именно этот работодатель не заключает договоров с людьми и не платит налоги. Читайте отзывы других людей, думайте, спрашивайте.

Если вам нужна юридическая консультация на тему трудового права – звоните в Инспекцию труда по телефону 640 6000 или написав по электронной почте [email protected]

Если вы подозреваете торговлю людьми, обращайтесь за консультацией в будние дни с 8.30 до 17:00 по консультационному телефону помощи жертвам торговли людьми +372 660 7320. Круглосуточно вы можете получить консультацию и поддержку по номеру экстренной помощи 112.

“Бороться и искать, найти и не сдаваться”

15.08.2022

Какую я недавно тут интересную историю из жизни узнала! Просто образец упорства и прекрасный ответ на вопрос всех, извечно сомневающихся: “А нужно ли бороться за свои права?”

Итак, из Украины по рабочей визе в Эстонию приехали два брата. Через какое-то время стали замечать, что им начали постоянно затягивать с выплатой зарплаты, а потом и вовсе ее уменьшили. Разговора “по душам” с работодателем не вышло и парни обратились в Инспекцию труда за помощью. Написали заявление в комиссию по трудовым спорам. Так, мол, и так, босс оказался редиской, хотим возобновить справедливость. Стартует спор. Работодатель начинает юлить: сначала говорит, что видит этих работников впервые в жизни, потом под железобетонными доказательствами с трудом, но вспоминает. Ну и как в старой доброй песне, начинает то болеть, то уходить в отпуск, из-за чего заседания комиссии раз за разом переносятся. Дни складываются в недели, недели в месяцы. И вот комиссия признает правое дело за работниками, что, естественно, совершенно не нравится работодателю.  Обуреваемый гневом он обращается в суд. Долго ли, коротко ли судьи заседали, но решение наконец вынесли и снова в пользу пострадавших! Постановили им отдать не только всю задолженность, но и пару тысяч евро компенсации. В сумме выходило около 7-8 тысяч евро на каждого.

Но кричать “победа!” и подкидывать от радости чепчики все еще рано. Потому что деньги так и не пришли. А по истечении месяца стало понятно, что и вовсе они не придут. Значит – нужно  обратится к судебным исполнителям. Написали заявление, дождались утверждения, заплатили госпошлину, которая зависит от суммы иска. Подождали. Потом еще чуть-чуть. И еще. Не дождавшись, снова вернулись в суд – только теперь с заявлением о начале банкротного производства против забытого всеми работодателя. Потому что признание его банкротом даст возможность  обратится в кассу по безработице и оттуда получить деньги. Немного терпения и ожидания и... это свершилось! Все, можно кричать “Ура!” и подбрасывать в воздух  не только чепчики, но и другие вещи из гардероба – деньги наконец поступили на счет братьев.

Говорят, что обычно такие вот споры длятся около 3-5 месяцев, но наших героев судьба решила испытать на прочность. На все про все у них ушло полтора года. Но что такое полтора года, когда на кону справедливость и она восторжествовала! Хотя лучше конечно совсем не испытывать такого рода опыт. Поэтому послушайте юристов, они плохого не посоветуют – обязательно перед работой заключайте письменный трудовой договор. Вы не поверите, насколько сильным успокоительным он может быть для всех сторон трудовых отношений...

 

Кстати, о птичках!

11.08.2022

Как по мне, Эстония – это рай для птиц и орнитологов. В жизни не видела столько всяко-разных пернатых созданий так близко! В буквальном смысле близко – можно рассмотреть их клювы, глазки и оценить перламутровый цвет оперения. Птицы в Эстонии – гордые, независимые и бесстрашные. Хотят – летают, а не хотят – спускаются на землю и прогуливаются себе вальяжненько по газончикам и тропиночкам в парках. И очень не любят, когда туда-сюда шастают всякие двуногие особи, из-за которых  они вынуждены прерывать свои важные птичьи дела. Потому окидывают они тебя таким уж осуждающим взглядом, что хочется извиниться, посторониться и пообещать впредь не ходить тут никогда. Дома, в Украине, птицы тоже есть. Но они где-то там наверху и на землю, кроме шустрых воробьев, мало кто спускается. Потом разобралась, почему так: тут нет бродячих животных. Ни кошек, ни собак. Пернатому царству в Эстонии ничего не угрожает. Поэтому птицы позволяют себе сойти на земь, не особо обращая внимание на окружающих. Тоже самое с утками. Вылезут из воды и устраивают променад прямиком через детскую площадку. По дороге успевают обкрякать зазевавшихся детей и совсем уж совесть потерявших взрослых, которые не уступили им дорогу. Эстонские утки вообще довольно раздражительные, как я посмотрю. Но, думаю, есть из-за чего. Возле прудов табличка на табличке: уважаемые люди, уточек кормить нельзя, а то они, во-первых, могут заболеть, а во-вторых забыть, что они вообще то дикие и перелетные! И вот вылазит такой селезень со своей дамой-уткой на берег в надежде на "плотненько отобедать", а эти люди противные с голыми руками сюда приперлись! Ну и как тут не будешь нервный, а?

Голубей в Таллинне мало, наверное их вытеснили чайки. Есть особи побольше, есть поменьше. Но тоже никогда ничего не стесняются. Любят поругаться и истошно повопить утром друг на друга – зарядив тебя энергией на целый день. Но это попервах, потом привыкаешь и уже не слышишь. Хотя с некоторых пор я их стала побаиваться. Один раз я шла через Старый город в садик за ребенком и меня атаковали чайки. С дикими воплями накинулись на меня откуда-то сверху, били крыльями, клевали – еле ноги унесла. Потом рассказали, что это известная в тех районах парочка, которая из года в год выводит там потомство и агресивно защищает его. Бейбиков и правда потом видела – двое, под деревом паслись. Под бдительным присмотром своих родителей, которые нервно зыркали на проходящих мимо туристов. Во взгляде явно читалось: “только подойди – порвем как тузик тряпку!”. О, и ходить в местах обитания чаек с едой тоже не очень хорошая идея. У меня серебристая чайка – а это, заметьте, тушка упитанная, побольше обычной – пыталась с подлета вырвать с рук булочку, которую я ела! Но именно в тот день я была голодна, как волк и зла, как пантера. И я готова была драться за эту булочку как лев! Громко рыкнув на чайку: "Не дам! Уйди, противная, я сама есть хочу!" я спрятала свою драгоценную булочку за пазуху и ловко уворачиваясь, засеменила оттуда прочь. Считаю, что в этом неравном бою я одержала победу.

Кажется, ты там булочку от меня припрятать надумала? 

“Зима близко”... Вакцинироваться пора

02.08.2022

Наверное, вы слышали историю о том, что первая страна в мире, которая победила коронавирус – это Украина. Победила буквально за один день. 23 февраля он еще носился по стране, а где-то с 5 утра 24 февраля – улетучился. Смеялись, что собрал свои манатки и эмигрировал за границу. Вроде как шутка, но не зря же говорят, что в каждой шутке есть только доля шутки, а все остальное – таки правда. На самом то деле вирус никуда не делся, просто в Украине появились дела поважнее. А так то он жив, здоров и, как говорится, в меру упитан. И в Эстонии, судя по новостям, подкашивает расслабленных летним теплом людей очень даже энергично. Отпуски им портит. Рабочие графики срывает. А к осени, как прогнозируют специалисты, и совсем разбушуется. Это во-первых. А во-вторых... Уж будем честными – Украина и до войны пасла задних по вакцинации из-за огромного и яростно сопротивляющегося движения антивакцинаторов. По статистике – только 36% украинцев получили полную защиту двумя дозами. В Эстонии эта цифра выше – 63,8% вакцинированных. А нас, беженцев, уже около 45 тысяч сюда приехало...

А  к чему это я вот это все нудно и монотонно бормочу, спросите вы. К тому, что вакцинироваться нужно уже здесь и сейчас. Желательно бегом и вприпрыжку. Тем более если вы чисты перед коронавирусом как новорожденный ребенок. То есть умудрились пропетлять и не заболеть во времена массовых вспышек болезни, а до пункта вакцинации вас ноги по какой-то причине так и не донесли. А у нас тут на носу, как любил говаривать один персонаж из известного всем сериала: “Зима близко”. И если статистика болеющих короной в Эстонии начнет ползти вверх (невакцинированные беженцы “помогут”) – то будет “наша песня хороша – начинай сначала”: локдауны, карантины, соблюдаем дистанцию и без намордника... тьфу ты... маски – из дома ни-ни. Искренне не понимаю, вот кому эта свистопляска опять нужна-то?!

И да, по сравнению с заболеванием COVID-19 вакцинация безопасна, и побочные эффекты обычно быстро исчезают. Да – вакцинированные могут заболеть, но болезнь в большинстве своем будет протекать в легкой форме и без осложнений. Нет – мир пока не придумал ничего более действенного против этой болячки, чем вакцинация. И да – вакцинируйся и оставайся здоровым, ходи на работу, общайся с друзьями, води детей в кино и кафе и живи полноценной жизнью. Чем больше защищенных прививкой людей, тем меньше шансов у коронавируса.

А теперь побуду немного доской объявлений. Вот полезная для здоровья ссылка: https://tooelu.ee/ru/146/koronavirus-i-rabochaya-sreda

А вот тут не менее полезные данные: записаться на вакцинацию можно на сайте дигитальной регистратуры www.digiregistratuur.ee или связавшись с пунктом вакцинации. Медицинскую консультацию можно получить по инфотелефону семейных врачей 1220, а в случае общих вопросов, связанных с вакцинацией, информацию можно получить по общегосударственному информационному телефону 1247 или по телефону обслуживания клиентов Кассы Здоровья +372 669 6630.

Устраиваетесь на работу? Заключите договор!

24.07.2022

Уважаемые трудящиеся и все, кто пытается устроиться на работу или уже работает -  сегодня я к вам. Без приглашения и реверансов. В последнее время к нам в Инспекцию стало поступать много звонков с жалобами. Вот звонит человек и начинает рассказывать всякие страсти: зарплату задерживают, пообещали платить одно, а платят меньше. Или вот, например, переводят с одной работы на другую, а это, извините, чуть ли не край географии! Туда и вороны то не долетают, как я доберусь?! На целый стадион наберется тех, кто работает днями и ночами в состоянии нон-стоп без выходных и проходных за минималку. И, мол, попробуй сказать об этом боссу. У него от даже от упоминая про отпуск случается приступ глухоты, слепоты и мгновенной амнезии, поэтому отдых тут работникам не светит по несколько лет подряд. У юристов от таких откровений начинает дергается глаз, а у инспекторов нервно чесаться руки. Потому что все это попахивает трудовой эксплуатацией работников и, о ужас!, торговлей людьми. 

И вот, жалуется человек, изливает душу. Совета просит. Мол, не могли бы вы, уважаемая Инспекция, повлиять на моего работодателя?

- А вы читали свой трудовой договор? Когда вы его заключали? – ставит юрист-консультант первый и по сути основной вопрос звонившему.

- Эм... Ну так... Э-э-э.... А у меня его нет. Какой договор? А че это за договор? А че, нужно было?!

Все. Приехали. Выходим.

Инспекция труда – не карательный орган, не полиция и не пожарная служба, которая мчится со всех ног вытряхивать из работодателя вашу задолженность по зарплате. Она  в первую очередь следит за законностью действий как работников так и работодателей. И всегда хочет восстановить справедливость. А в случае вышеописанных вопиющих случаев могла бы помочь, да как? Если у работника даже намека нет на трудовой договор. Ну разве что посмотреть на работодателя, который не моргнув глазом расскажет, что видит он этого работника (вас то есть) впервые в жизни. И что вы докажете в ответ?

Так что, котики, давайте не будем делать себе нервы. В ваших интересах иметь подписанный документ с работодателем. И не важно, будет это договор подряда, договор поручения или трудовой. Во всех прописываются четкие условия труда и все нюансы: где вы работаете, кем, на кого, ваши обязанности, оплата труда...  А в трудовом еще и сколько дней отпуска, есть ли дни здоровья, продолжительность испытательного срока, какая ваша зарплата, в какой день выплачивается и так далее. Кроме того, контракт нужен еще и для уплаты налогов. А это бесплатный транспорт, пенсия для ваших бабушек с дедушками, школа для детей, медицинская страховка и т.д. аж до чистоты кругом и красоты, которую вы каждый день наблюдаете в Эстонии.

И да, некоторым работодателям выгодно “пропетлять”, кормить вас завтраками или заверить в том, что он все уже сделал дигитально. Вам, работнику, наоборот. Важно своими собственными глазами посмотреть на сей документ, прочитать его и всегда иметь под рукой. Хоть в бумажном виде, хоть в электронном. Чтоб быстренько достать, на всякий случай. И понять, что если вас отправляют работать к черту на кулички, уменьшили зарплату или стали задерживать - то это не правильно и вы можете ткнуть пальцем в свой договор и вопросительно изогнув бровь, спросить у своего работодателя: “А это что?”. И если бровь не помогает, то тогда пора обращаться в комиссию по трудовым спорам и серьезно отстаивать свои права.

О, и кстати, если вам говорят, что вы работаете второй год по “устному договору” с работодателем – то пора снимать лапшу с ушей. Потому что такое понятие, как “устный договор” действительно существует, но  только он не может длится более двух недель!  А хотите быть вооружены и предупреждены - заходите на сайт и портал Инспекции труда (для самых привередливых есть Фейсбук-страницы), читайте. Там много интересного и полезного. Для обеих, заметьте, сторон. И телефоны указаны.

На фото: Когда договор приходится выгрызать у работодателя вместе с руками:)

Когда договор приходится выгрызать у работодателя вместе с руками:)

Сфоткай меня красиво...

15.07.2022

Тяжела и неказиста жизнь начинающей блогерши, скажу я вам. Давеча делала себе нервы с поиском фотографии себя, красивой. Ну как бы нужно представить себя, всю такую-растакую… Я узнавала – все так делают. И выставляют: в позе – ленивая непринужденность, в глазах – мечта, в руках - чашечка с кофе и все это обязательно на фоне виллы с пальмами. Воодушевленная, полезла в телефон, а там на последних 1500 фотографиях в разных позах твой ребенок и несколько завалявшихся кадров в стиле"Мирослава в шапке и тулупе с синим замерзшим носом". По виду, не отличишь от старушки Шапокляк. Ну я, конечно, люблю самоиронию, но не до такой же степени! И тут мне пришла идея. Идея была быстра и блистательна.

– Стас! Стас! – я отловила своего шестилетнего сына на детской площадке, вытрясла песок из него и вручила в руки телефон.

– Сфотографируй меня красиво, – попросила у детки.

У детки тут же испортилось настроение. Там горка, друзья, пати в песке… Ну маааам… Ладно, давай, но быстро!

Я отошла, поправила платье, волосы, уложила в затейливый "кренделек" ноги, приткнула красиво руки  и немного замерла. В глазах, конечно же, изобразила мечту и... Через секунду "фотограф" бросил мне телефон и ускакал назад. Ну вот… Познакомимся, что-ли?

Если я чешу в затылке – не беда! В голове моей опилки – да, да, да!

05.07.2022.

Расскажу-ка я вам, как происходит процесс обучения эстонскому языку "с минус нуля" до "хотя бы нуля с плюсиком" у взрослых тетек и дядек. Так вот, вместе со мной на работу в Инспекцию труда пришли еще двое сотрудников – тоже украинцы-беженцы, юристы. Специально для нас, новеньких, работодатель (Tööinspektsioon) организовал курсы по изучению эстонского языка. И вот мы вроде как с охотой приступили к этому нелегкому делу, зато наши мозги позорно спрятались и отказываются выполнять свою прямую обязанность - запоминать! Они скрипят, пыхтят и ноют, что у них к 40 годам уже все извилины заржавели и в таком возрасте пора "лежать на печи и есть калачи", а не вот это все! "Что?! 14 падежей, слова-глаголы в нескольких вариантах и нет будущего – да ну не, мы на такое не подписывались", - говорят они и постоянно срывают процесс учебы, то вгоняя в сон, то посылая амнезию аквариумной рыбки: помнила, но пока доплыла до другого края, забыла.

Ситуация усугубляется тем, что эстонский язык, как пишет Википедия, относится к прибалтийско-финской подгруппе финно-угорской ветви уральской языковой семьи. Что в переводе означает – никакого совпадения с русским, украинским и английским языком. От слова - совсем. А как же тогда запомнить? "Ей, чувак, может попробуем по аналогии?" – вяло предлагает тебе здравый смысл. "Ну ок!", - думаешь ты и начинаешь подыскивать хоть что-то, что поможет тебе запомнить это слово. И вот у меня на листочке с глаголами, которые нужно выучить, появляются всяко-разные интересные записи. "Koristama - убирать", а возле приметочка от руки  "бути корисною". А там где "Aru saama - понимать" – я пишу "попугай Ару все понимает". Где "Mõtlema - думать" – дописываю свою ассоциацию на украинском "в голові у тебе мотлох". "Tuttavaks saama - познакомится" – в голове возникает "тута вас не стояло". И так вот потихоньку мы ползем на эту гору под названием "Эстонский язык. Уровень А1". Пока еще у подножия и верхушка где-то там в облаках – но мы ползем. Развешиваем наши листки с правилами по квартире, бубним в транспорте и ложимся спать, пряча их под подушку – а вдруг на сон грядущий лучше запоминается? И когда удается выхватить из певучей эстонской речи знакомое слово – радость, как будто только что ты выиграл в лотерею. Потому что ранее ты слышал просто одно сплошное предложение без точек и раздельных слов – как будто песню пропели, а теперь узнал, что это не так. И это прекрасно:

Как я попала на работу в Инспекцию труда

28.06.2022

Итак, в Эстонии я с 18 марта. Помню, первые два месяца я искала "пятого угла", пытаясь понять где я, что я и куда идти. Но это лично мой опыт. Может, кому-то повезло взять себя в руки сразу же, без раскачки. А я то ли конкретно так тормозила, то ли вокруг все замирало, но я документы смогла сделать только через два месяца. И вот, я забрала карточку с полиции, открыла счет в банке, а ребенок был пристроен в садик и даже уже привык к его посещению, не оглушая больше по утрам бедных эстонцев своими воплями. Я записалась на курсы английского и, в общем, была готова к труду и обороне. В конце апреля я увидела объявление про работу на сайте Кассы безработицы. Инспекция труда Эстонии искала специалиста по коммуникациям. Я по образованию и вообще по жизни – журналист, решила попробовать. Честно признаюсь, резюме на английском мне помогала составить дочь, а как писать мотивационное письмо даже пришлось гуглить. Это объяснимо: я 17 лет проработала на одном месте и все новшества на рынке труда как то пролетели мимо меня, даже не задев ни разу. Еще через две недели мне пришел несказанно удививший меня ответ: "Поздравляем! Вы отобраны на второй тур конкурса". Внизу прилагалось три творческих задания, подробная инструкция к ним и очень дружелюбное: "если будут вопросы - будем рады помочь". Вопросы были. Я из тех, кто сто раз переспросит, надоест всем до горькой редьки, поймет это, помучается от угрызений совести (Боже, что люди про тебя подумают!) и только тогда наконец сядет за работу. Одно из заданий нужно было писать на двух языках: украинском и русском, человека брали в первую очередь для работы с беженцами в Эстонии. 

Про то, что меня пригласили в третий тур и меня ждет собеседование на русском и английском языках – узнали все. Вот реально все, потому что сколько там той Эстонии и Украины:) Ибо я сначала дико радовалась, а потом дико страдала: мой английский желал лучшего, я никак не могу избавиться от языкового барьера. Ну и само собеседование мне тоже было в диковинку. Вот так в Украине складывалась жизнь, что не пришлось познать сей науки. Но опять таки, все прошло очень хорошо, никто там не кусается и даже брови не супит. Меня интервьюировали две милейшие женщины. Я хоть и притащила с собой толстый блокнот исписанный примерами вопросов и ответов на английском, но в итоге это сгодилось больше для того, чтобы было за что ручкам подержаться. В общем, вопросы построены на то,чтобы узнать вас лучше. Обязательно интересуются: "А  вот представим, что вас взяли на работу, с чего бы начали (с какого проекта, деятельности, что могли бы нам привнести и т.д.)?". Мой совет – будьте готовы к такому вопросу. Это главное, что хотят услышать все работодатели: конкретно и четко сказать, что вы будете делать на новой работе. Или например, чем вы будете им полезны, какой багаж знаний принесете с собой. Для этого пригодится глубокое погружение в интернет, изучение сайтов и упоминаний о потенциальном работодателе – читаем, изучаем, делаем выводы.

До финишной прямой нас, как я узнала из собеседования, "добежало" трое. Прорваться сквозь ленточку повезло мне. Письмо про это я увидела в троллейбусе, утром, по дороге в садик. Для подтверждения даже отправила текст на английском в переводчик. Еще раз перечитала и расплакалась. Нервы ни к черту, скажу я вам…